Robo6log.ru

Финансовый обозреватель
1 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Срок исковой давности при правопреемстве

Срок исковой давности при правопреемстве

Статья 201. Срок исковой давности при перемене лиц в обязательстве

Комментарий к статье 201

(а) Общая характеристика подхода. Перемена лица в обязательстве никак не влияет на объективный характер действия времени, которое приводит к задавниванию обстоятельств (фактов), служащих основанием притязания кредитора к должнику, равно как и обстоятельств (фактов), подтверждающих необоснованность этого притязания. Обязанное лицо подвергается действию времени, утрачивая доказательства, и по истечении значительного срока рассчитывает на урегулированность его отношения с кредитором, который все это время иска не предъявлял. Поэтому правопорядок объявляет не имеющим юридического значения факт перемены лиц в обязательстве для действия давности. Этот факт никаких изменений в течение давности не производит. Требование по обязательству переходит к новому кредитору со всеми достоинствами, но и со всеми недостатками, в том числе с частично (или полностью) истекшим сроком исковой давности.
Перемена должника в обязательстве сама по себе также не влияет на давность. Однако перевод долга, в отличие от универсального преемства, обычно требует согласия кредитора, поэтому просьба должника о согласии на перевод долга может быть квалифицирована как признание долга и, как следствие, может повлечь перерыв давности.
Действия должника по признанию долга вменяются его преемнику, причем независимо от того, знал ли последний об этом, ибо перерыв давности, прежде всего, охраняет интерес кредитора.
(б) Судебная практика. В судебной практике комментируемая норма толкуется достаточно широко. По смыслу ст. 201 ГК РФ переход прав в порядке универсального или сингулярного правопреемства (наследование, реорганизация юридического лица, переход права собственности на вещь, уступка требования и пр.), а также передача полномочий одного органа публично-правового образования другому органу не влияют на начало течения срока исковой давности и порядок его исчисления.
В этом случае срок исковой давности начинает течь в порядке, установленном ст. 200 ГК РФ, со дня, когда первоначальный обладатель права узнал или должен был узнать о нарушении своего права и о том, кто является надлежащим ответчиком по иску о защите этого права (п. 6 Постановления Пленума ВС РФ от 29 сентября 2015 г. N 43). Расширительное толкование, охватывающее не только отношения по обязательствам, было представлено в судебной практике и ранее. Например, считалось, что при смене титульного собственника, не владеющего имуществом, исковая давность на истребование этого имущества виндикационным иском не начинает течь заново (Постановления Президиума ВАС РФ от 29 сентября 2010 г. N 4720/10; от 5 апреля 2011 г. N 12833/10).
(в) Суброгация. По статистике достаточно часто вопрос о перемене лица в обязательстве в судебной практике возникает при суброгации требования потерпевшего от дорожно-транспортного происшествия к страховщику. Комментируемая норма находит свое наиболее частое применение в этой сфере отношений, что послужило поводом для подтверждения действия общего правила на уровне разъяснений практики ВС РФ: перемена лиц в обязательстве (в частности, при суброгации) по требованиям, которые новый кредитор имеет к лицу, ответственному за убытки, причиненные в результате дорожно-транспортного происшествия, не влечет за собой изменения течения общего (трехгодичного) срока исковой давности и порядка его исчисления (п. 11 Постановления Пленума ВС РФ от 29 января 2015 г. N 2).
(г) Правопреемство и иски, подаваемые в сфере корпоративного права. Комментируемая статья применяется к некоторым корпоративным отношениям, в частности при оспаривании участниками хозяйственных обществ крупных сделок и сделок с заинтересованностью. Если истец на момент совершения сделки не был участником общества, течение исковой давности по требованиям таких участников (акционеров) применительно к ст. 201 ГК РФ начинается со дня, когда о совершении сделки с нарушением порядка ее одобрения узнал или должен был узнать правопредшественник этого участника общества (п. 11 Постановления Пленума ВАС РФ от 16 мая 2014 г. N 28). Этот же подход должен применяться и к оспариванию сделок по иным корпоративным основаниям (например, ст. 174 ГК РФ).
Такой же подход применяется при рассмотрении исков о возмещении убытков участников обществ к лицам, входящим в состав органов юридического лица (п. 10 Постановления Пленума ВАС РФ от 30 июля 2013 г. N 62).
И этот же подход по логике должен применяться и в отношении требований участников корпорации об оспаривании решений, принимаемых теми или иными органами корпорации (см. комментарий к п. 3 ст. 181.4 ГК РФ).
(д) Судьба возражений. Заявление обязанного лица о применении исковой давности, строго говоря, не регулируется правилами о сроке исковой давности или о порядке его исчисления, однако оно имеет юридическое значение для правопреемника и от него повторного заявления не требуется. Это обосновывается не материальной нормой права комментируемой статьи, а процессуальными нормами об обязательности для правопреемника всех действий, совершенных в процессе до его вступления в дело (п. 13 Постановления Пленума ВС РФ от 29 сентября 2015 г. N 43).
(е) Особые случаи. Хотя изменение управомоченного лица вследствие преемства по общему правилу не влияет на давность, в отдельных случаях преемство может оказать такое воздействие, если соединится с другими юридически значимыми обстоятельствами. Например, если требование уступается юридическим лицом гражданину, должник при наличии исключительных обстоятельств, предусмотренных ст. 205 ГК РФ, подвергается риску восстановления срока исковой давности, который не имел бы места, если бы право не было уступлено. Такой же вывод при инверсии субъектов в приведенном примере не столь очевиден. Это влияние преемства на давность не имеет широкого обсуждения в литературе и не отражается в судебной практике и требует дополнительного исследования.

Существует ли срок исковой давности для подачи заявления о процессуальном правопреемстве?

Договор цессии 2012 года, а заявление в суд о процессуальном правопреемстве подано в 2016 году.

Если основания для процессуального правопреемства имеются, то оно будет иметь место. При этом время совершения сделки-основания правопреемства значения не имеет.

можно учитывать ст. 201 ГК РФ:

Статья 201 ГК РФ. Срок исковой давности при перемене лиц в обязательстве

Перемена лиц в обязательстве не влечет изменения срока исковой давности и порядка его исчисления.

Так что в порядке ст.196 ГК РФ

Не существует такого срока.

Как указано в ст. 44 Гражданского процессуального кодекса РФ (если речь идет о гражданском, а не о арбитражном процессе), в случаях выбытия одной из сторон в спорном или установленном решением суда правоотношении (смерть гражданина, реорганизация юридического лица, уступка требования, перевод долга и другие случаи перемены лиц в обязательствах) суд допускает замену этой стороны ее правопреемником. Правопреемство возможно на любой стадии гражданского судопроизводства.

Читать еще:  Постановление правительства о санкциях

Все действия, совершенные до вступления правопреемника в процесс, обязательны для него в той мере, в какой они были бы обязательны для лица, которое правопреемник заменил.

В Вашей ситуации речь должна идти в принципе не о сроке исковой давности.

Срок исковой давности — это срок для предъявления в суд требований о защите нарушенного права.

В Вашем же случае речь должна идти о сроке подачи в суд заявления о процессуальном правопреемстве.

Законом такой срок не регламентирован.

Как следует из Вашего вопроса, правопреемство произошло в 2012 году (заключен договор цессии). А заявление в суд подано в 2016 году.

Законом это допустимо.

Но при этом надо учитывать, что правопреемник не может ссылаться на то, что он стал участником соответствующих правоотношений с 2012 года.

Как было указано выше, все действия, совершенные до вступления правопреемника в процесс, обязательны для него в той мере, в какой они были бы обязательны для лица, которое правопреемник заменил.

Согласно ст. 196 ГК РФ Общий срок исковой давности три года Исковая давность это срок, отведенный для защиты нарушенного права. Это срок, в течение которого лицо, считающее, что его права нарушены, может обратиться в суд за защитой и получить ее (ст. 195 ГК РФ).

В соответствии со ст. 200 ГК РФ исковая давность начинает течь со дня, когда лицо узнало или должно узнать о нарушении своего права. Изъятия из этого правила устанавливаются только Гражданским кодексом РФ и иными законами.

Истечение срока исковой давности не лишает права на обращение в суд. Суд обязан принять иск, даже если срок давности истек, и обязан рассмотреть дело по существу. Однако рассматриваться дело по существу будет до тех пор, пока одна из сторон не заявит об истечении сроков давности. После этого суд вынесет решение об отказе в иске (ст. 199 ГК РФ)

Согласно ст. 205 ГК РФ в исключительных случаях, когда суд признает уважительной причину пропуска срока исковой давности по обстоятельствам, связанным с личностью истца (тяжелая болезнь, беспомощное состояние, неграмотность и т.п.), срок исковой давности может быть восстановлен. Причины пропуска срока исковой давности могут признаваться уважительными, если они имели место в последние шесть месяцев срока давности, а если этот срок равен шести месяцам или менее шести месяцев — в течение срока давности.

Исковая давность при правопреемстве (в контексте Постановления Пленума ВС № 43)

В недавних разъяснениях пленума ВС РФ о применении новых норм об исковой давности привлекает внимание п. 6, посвященный вопросам течения исковой давсноти при правопреемстве. Вот, как он сформулирован:

«По смыслу статьи 201 ГК РФ переход прав в порядке универсального или сингулярного правопреемства (наследование, реорганизация юридического лица, переход права собственности на вещь, уступка права требования и пр.), а также передача полномочий одного органа публично-правового образования другому органу не влияют на начало течения срока исковой давности и порядок его исчисления.

В этом случае срок исковой давности начинает течь в порядке, установленном статьей 200 ГК РФ, со дня, когда первоначальный обладатель права узнал или должен был узнать о нарушении своего права и о том, кто является надлежащим ответчиком по иску о защите этого права».

Если прочитать второй абзац буквально, получается своеобразный вывод. Представим себе такую ситуацию. Имуществу компании причинен вред. Компания не знает, кто является надлежащим ответчиком, но сама возиться с розыском и взысканием не хочет. Она уступает деликтное требование специализированной организации, которая готова заняться розыском делинквента и взысканием ущерба. Правопреемство произошло, но течение субъективной исковой давности еще не началось (нарушитель все еще неизвестен).

Внимание, вопрос: если цессионарий нашел нарушителя, а цедент так и не знает, кто ему причинил вред (т.е. личность надлежащего ответчика стала известной новому, а не первоначальному обладателю права), течение субъективной давности начинается? На первый взгляд, из п. 6 Постановления № 43 следует отрицательный ответ. Но это абсурдно и создает очень удобное основание для злоупотреблений с исковой давности, которые крайне сложно будет доказать. Что думаете, коллеги?

  • 5404
  • рейтинг 3

Ограничения на отчуждение доли в ООО. Основные проблемы и их решение

Практические навыки работы юриста (49 ак. ч.)

Introduction to English Legal System (интенсив)

Похожие материалы

Комментарии (28)

Во всяком случае, если цессионарий захочет формально применить этот пункт ППВСФР, он может проинформировать о своем новом знании цедента.

Раз уж Вы затронули тему исковой давности при перемене лиц в обязательстве, то позволю задать себе один вопрос:

В ст.313 ГК РФ написано, что к третьему лицу, исполнившему обязательство должника, переход право кредитора. Как Вы думаете, какова исковая давность по этому требованию?

Если считать, что мне кажется неверным, что при исполнении третьим лицом происходит суброгация, то исковая давность как текла себе так и течет дальше.

Если же считать, что мне кажется более правильным, что в данном случае возникает регрессное требование, то исковая давность начинает течь по этому новому регрессному требованию.

Насчет абсолютно ясного указания закона — это я заметил :). В предыдущей редакции 313 было то же самое.

Но вот что я не могу понять, это как по исполненному обязательству могут перейти какие-либо права. Исполнение прекращает обязательство. Что же тут тогда переходит?

Но ведь обязательство поручителя — это самостоятельное обязательство, совершенно не совпадающее с обязательством должника. Так что в случае с поручительством все ОК, суброгация вполне подходит. В случае страхования — то же самое. Обязательство страховщика — это самостоятельное обязательство.

Можно, конечно, сказать, что третье лицо исполняет не обязательство должника, а какое-то свое, особое обязательство. Но это, как говориться, So ein Quatsch!

1.
« как по исполненному обязательству могут перейти какие-либо права. Исполнение прекращает обязательство »

Исполнение прекращает обязательство лишь по общему правилу.

2. Интересы должника в результате действий кредитора и третьего лица не должны пострадать. В результате суброгации он сохраняет возражения, право на зачет, ранее начавшаяся давность продолжает свое течение.
Открытым остается вопрос, всегда ли эти интересы заслуживают защиты, но воплощенное в ст. 313 ГК решение именно таково.

Читать еще:  План закупок постановление правительства 1043

Да, довод насчет неухудшения положения должника мне нравится.

Но вот то, что исполнение не прекращает обязательство — это мне пока не совсем понятно. Вернее, совсем не понятно.

Что-то мне кажется, такая аномалия — это более аномалия, чем другие, упомянутые Вами аномалии :).

Во всяком случае это требует какого-то более солидного объяснения, чем просто, что вот де мол иногда прекращает, а иногда не прекращает.

Пойду-ка почитаю еще раз Вашу книгу. Может там что-то сказано на эту тему? 🙂

« Но вот то, что исполнение не прекращает обязательство — это мне пока не совсем понятно. Вернее, совсем не понятно. »

Согласен с Дмитрием Салминым, что исполнение не всегда прекращает обязательство.

Это положение прямо следует из закона.
Согласно пункт 1 статьи 407 ГК РФ основания прекращения обязательств различны и их количество не ограничено перечнем.
Согласно ст. 408 ГК прекращает обязательство именно надлежащее исполнение.
То есть, когда исполнил обязательство сам Должник, то это и считается «надлежащим исполнением»

Я думаю, что когда третье лицо исполняет обязательство, оно его не прекращает обязательство, а удовлетворяет правопритязание кредитора, становясь при этом на его место. Само же обязательство остается.

Позволю себе немного попаразитировать в блоге Всеволода Владимировича :). В обсуждаемых разъяснениях меня привлек абз. 3 п. 2 «Если нарушение прав [недееспособных, малолетних] лиц совершено их законным представителем, срок исковой давности по требованиям к последнему, в том числе о взыскании убытков, исчисляется либо с момента, когда о таком нарушении узнал или должен был узнать иной законный представитель, действующий добросовестно, либо с момента, когда представляемому стало известно либо должно было стать известно о нарушении его прав и он стал способен осуществлять защиту нарушенного права в суде, то есть с момента возникновения или восстановления полной гражданской или гражданской процессуальной дееспособности».

Хотел бы узнать мнение коллег, возможно ли (de lege lata/de lege ferenda) в ситуации, когда имело место нарушение прав малолетнего лица его законным представителем, выйти за рамки 10-летнего периода, установленного п. 2 ст. 196ГК?

В порядке дискуссии de lege ferenda приведу позицию Р. Циммерманна по данному вопросу : «A number of details concerning extension and commencement of prescription remain to be considered very briefly.We have a generalperiod of prescription of three years which can be extended by means of suspension, or delay of completion. But we also have a long-stop period of fifteen years which, at any rate, applies to suspension in case of ignorance. If we keep in mind the specialneed for legalcertainty in this field of law, the long-stop should apply as broadly as possible. Only reasons inherent in the nature of things should override this final date. Such reasons are apparent in only two situations. The most obvious of them is suspension in case of legal proceedings. One cannot expect more of the creditor than to attempt to establish his claim by judicial proceedings. How long the legal proceedings take is very largely a matter he cannot control. Everything is now under way to remove the existing uncertainty and it would clearly be inequitable if the creditor were trapped by prescription in this situation. The other situation is delay of completion of prescription between a person subject to an incapacity and his representative; after all, the claim may arise when the minor is only one or two years old; yet, before he attains the age of majority, more than fifteen years will have passed. Of course, even outside this narrow group of situations there may be exceptional circumstances which may prompt a judge to reject the defence of prescription as being against good faith. But these rare cases defy general definition.» (R. Zimmermann «Comparative Foundations of a European Law of Set-Off and Prescription «. P. 147-148. (Range of application of maximum period for suspension)).

Тут, конечно, есть свои pro et contra. Вопрос деликатный.

« естественно, не имел в виду, что объективная давность должна погашать уже поданные иски »
Ни секунды не сомневался в том, что Вы разделяете эту позицию. Об этом исключении упомянул лишь, чтобы обратить внимание на данное Судом разъяснение.

Кстати, критерий добросовестности ставит на повестку дня и вопрос о том, должна ли применяться объективная давность к ситуации, когда ответчик умышленно скрывает факт существования требования. Можно ли нейтрализовать его возражение максимой fraus omnia corrumpit? Над примерами я пока не думал.

В поисках исковой давности. Верховный суд актуализировал разъяснения 2001 г.

На прошлой неделе Пленум Верховного суда РФ утвердил окончательный текст постановления, посвященного применению правил об исковой давности. Некоторые разъяснения без изменений перекочевали из прежнего совместного постановления Пленумов ВС РФ и ВАС РФ 2001 г., которое больше не подлежит применению. Однако часть рекомендаций приведена в соответствие с действующей редакцией правовых норм, а также появились новые рекомендации. Например, по мнению судей, заявлять о применении срока теперь могут лица, не участвующие в деле.

Совместные разъяснения Пленумов Высшего арбитражного и Верховного судов о правилах применения сроков исковой давности были приняты 14 лет назад, во время действия ГПК РСФСР и вскоре после введения в действие части первой ГК РФ. Такие устаревшие рекомендации для судов давно требовали обновления, приведения в соответствие с нынешней редакцией Гражданского кодекса. Постановление Пленума ВС РФ от 29.09.2015 № 43 «О некоторых вопросах, связанных с применением норм Гражданского кодекса Российской Федерации об исковой давности» (далее — постановление № 43) содержит актуализированные разъяснения и частично воспринятые положения совместного постановления Пленумов ВС РФ и ВАС РФ от 12.11.2001/15.11.2001 № 15/18 «О некоторых вопросах, связанных с применением норм Гражданского кодекса Российской Федерации об исковой давности» (далее — постановление № 15/18). При этом постановление № 15/18 больше не подлежит применению.

Прежние рекомендации судам требовали нового прочтения

Гражданский кодекс РФ, уже действовавший на момент опубликования постановления № 15/18, с 2001 г. претерпел изменения: начало течения срока исковой давности в редакции 2001 г. в Кодексе определялось днем, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего субъективного права (п. 1 ст. 200 ГК РФ). Соответствующие разъяснения содержатся в постановлении № 15/18 (п. 11). Но в ГК РФ в 2013 г. были внесены изменения, в соответствии с которыми начало течения срока исковой давности теперь связано не только с осведомленностью лица о факте нарушения права, но и с его осведомленностью относительно надлежащего ответчика по иску о защите этого права (Федеральный закон от 07.05.2013 № 100-ФЗ). В связи с этими поправками прежние рекомендации судам очевидно требовали актуализации, что и было сделано в п. 1 постановления № 43.

Читать еще:  Постановление правительства 679

Заметим, что Федеральным законом от 07.05.2013 № 100-ФЗ были внесены изменения в ст. 202 ГК РФ, которая устанавливает основания для приостановления срока исковой давности. В прежней редакции среди оснований для приостановления срока исковой давности было поименовано заключение сторонами спора соглашения о проведении процедуры медиации. В действующей редакции это основание было расширено: срок приостанавливается в случае, если стороны прибегают к любой предусмотренной законом процедуре разрешения спора во внесудебном порядке, например, посредничеству, административной процедуре (п. 3 ст. 202 ГК РФ). Соответствующие разъяснения содержатся в п. 16 постановления № 43.

Верховный суд пересмотрел некоторые правовые позиции

Несмотря на очевидную преемственность между постановлениями 2001 и 2015 г., в них присутствуют некоторые различия в правовых позиция.

Например, в постановлении № 15/18 разъяснялось, что заявление третьего лица о пропуске срока исковой давности не является основанием для применения судом исковой давности, только если сторона по спору не сделала аналогичное заявление (п. 4). В обновленном постановлении № 43 судьи заняли прямо иную позицию: заявление о пропуске срока исковой давности может сделать и третье лицо, но только если в случае удовлетворения иска к ответчику последний сможет предъявить регрессное требование или требование о возмещении убытков к такому лицу (п. 10).

Также в п. 5 постановления № 15/18 сказано о том, что заявление стороны о пропуске исковой давности может быть сделано в устной форме непосредственно в ходе судебного разбирательства, о чем в протоколе делается соответствующая запись. В новых разъяснениях судьи пошли дальше: такое заявление теперь можно сделать и в ходе подготовки к судебному разбирательству (п. 11 постановления № 43).

После подачи заявления о выдаче судебного приказа срок исковой давности не течет

Срок исковой давности не течет с момента обращения за судебной защитой (п. 1 ст. 204 ГК РФ). В постановлении № 43 применение этой нормы уточнено: речь идет не только об обращении в суд с исковым заявлением, но и о случаях обращения с заявлением о вынесении судебного приказа, а также обращения в третейский суд (п. 17). При этом срок исковой давности перестает течь и при подаче иска посредством заполнения специальной формы в интернете. Такая возможность предусмотрена ст. 125 АПК РФ, однако в ГК РФ о ней прямо не сказано.

ВС РФ уделил внимание и правилам применения срока исковой давности в спорах, участниками которых выступают публично-правовые образования или органы власти (в постановлении № 15/18 этот аспект не затрагивался). Так, в п. 4 постановления № 43 разъясняется, что срок исковой давности по требованиям публично-правовых образований в лице уполномоченных органов исчисляется со дня, когда публично-правовое образование в лице таких органов узнало или должно было узнать о нарушении его прав. В частности, когда ему стало известно о передаче имущества другому лицу, совершении действий, свидетельствующих об использовании другим лицом спорного имущества, например, земельного участка, а также о том, кто является надлежащим ответчиком по иску о защите этого права.

При обращении в суд органов государственной власти, органов местного самоуправления, организаций или граждан с заявлением в защиту прав, свобод и законных интересов других лиц в случаях, когда такое право им предоставлено законом, начало течения срока исковой давности определяется исходя из того, когда о нарушении своего права и о том, кто является надлежащим ответчиком по иску о защите этого права, узнало или должно было узнать лицо, в интересах которого подано такое заявление (п. 5 постановления № 43).

При этом со дня обращения в суд за защитой права в установленном законом порядке срок исковой давности не течет на протяжении всего времени, пока осуществляется судебная защита. Это относится и к случаям, когда суд посчитал подлежащими применению при разрешении спора не те нормы права, на которые ссылался истец, а также при изменении истцом способа защиты права или обстоятельств, на которых он основывает свои требования. Увеличение исковых требований до принятия судом решения по существу также не изменяет наступивший в связи с предъявлением иска в установленном порядке момент, с которого исковая давность перестает течь.

Вместе с тем, если судом принято заявление об увеличении иска в отношении задолженности за периоды, которые при обращении с первоначальным требованием не заявлялись, то срок исковой давности по измененным требованиям перестает течь с даты заявления таких требований, а не с даты предъявления первоначального иска (п. 15 постановления № 43).

Частичное правопреемство не влияет на течение срока исковой давности

В новом постановлении № 43 позиция относительно влияния процессуального правопреемства на применение срока исковой давности не изменилась: если правопредшественник заявил о применении срока исковой давности в процессе, то повторного заявления от правопреемника уже не требуется (п. 7 постановления № 15/18 и п. 13 постановления № 43 соответственно). В постановлении № 43 разъясняется, что течение срока не прерывается при частичном или универсальном правопреемстве (наследование, переход права собственности на вещь и т. д.), а также передача полномочий одного органа публично-правового образования другому органу не влияет на начало течения срока исковой давности и порядок его исчисления. В этом случае срок исковой давности начинает течь в общем порядке со дня, когда первоначальный обладатель права узнал или должен был узнать о нарушении своего права и о том, кто является надлежащим ответчиком по иску о защите этого права.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector