Robo6log.ru

Финансовый обозреватель
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Инвестиции в научные разработки

Инвестиции в научные разработки

Альманах эпохи гипертекста

Инвестиции в науку

В какой пропорции российская наука должна финансироваться — государством, бизнесом, населением — чтобы развиваться проактивно? Стоит ли копировать западные образцы инвестирования в НИОКР? Как заинтересовать бизнес во вложении средств в научные исследования? Иван Дементьев, руководитель программы Master of Science Management, декан факультета технологического предпринимательства МАМИ, эксперт проекта «Коммуникационная лаборатория» РВК, рассказал о фандрайзинге в науке.

Есть мнение, что проактивное развитие науки зависит исключительно от размера инвестиций —но это не так. Дело не в объеме или пропорциях финансирования, ключевой вопрос в «осознанности» инвестиций. Другими словами, в том, для чего это финансирование происходит. Сегодня любые видимые научные результаты — это либо стечение обстоятельств, либо действия энтузиастов, либо флуктуации. Если речь идет о стимулировании государством развития в научной среде, то те действия, которые оно предпринимает сейчас — инициируя заказы госкомпаний, инвестируя в инновационную продукцию малых компаний, — пример топорного подхода к решению проблемы, который помогает бороться исключительно с ее последствиями.

Пока государство финансирует науку по принципу «обязанности» расходовать на это часть бюджета, результат может иметь какое-то отражение только в академической сфере, в силу того, что без инвестиций в науку не сформировать базис для хорошего образования. Но заметных результатов в сфере технологий создано не будет.

Наука, которую мы унаследовали от СССР, создавалась не просто по наитию: государство имело несколько крупномасштабных проектов, инвестиции в которые доходили вплоть до прямого заказа на фундаментальные научные исследования. Не будем забывать и «экономику шарашек» — более эффективной модели на тот момент не существовало. Однако в погоне за эффективностью мы потеряли модель стратегирования, и если в США сегодня инвестируют в технологии, которые сейчас не понимает никто, то мы пока не научились создавать даже понятные технологии.

Есть определенные зоны, в которых возврат инвестиций в принципе невозможен, их всегда должно финансировать государство (фундаментальная наука). Конечно, есть отдельные исключения — например, тот же Intel . Но компания, которая проводит научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы (НИОКР) с целью инвестиций на условные 50 лет вперед, не смогла бы существовать без физики как фундаментальной науки, без огромной инфраструктуры, созданной государством. Примеры технологического лидерства есть и в России, отдельные истории, которые выросли скорее вопреки, а не благодаря. Если мы научимся их хотя бы масштабировать, то ситуация будет меняться.

Если рассматривать вклад государства и бизнеса в научные разработки, идеальными можно считать пропорции инвестирования в НИОКР развитых стран. Но развитые страны являются таковыми в результате высоких инвестиций бизнеса в экономику в целом, а не только в НИОКР. Поэтому ключевой вопрос в том, какая у нас модель экономического роста, на чем она основана в пост-нефтяном мире, где нефть уже перестает быть политическим инструментом, а энергетическим не является достаточно давно. Сделаем ли мы ставку на технологии как драйвер? Сформируем ли для этого осознанную политику и среду, в которой можно реализовывать эту политику?

Позитивным сигналом со стороны государства можно считать появление «Национальной технологической инициативы» (НТИ). Программа включает в себя два направления «Рынки» и «Технологии» и ставит целью разработать системные решения по развитию ключевых областей и соответствующих им рынков. В рамках «дорожных карт» эксперты определяют необходимые законодательные изменения, меры финансового и кадрового развития, механизмы вовлечения и т.д. (включая целевые показатели и необходимые меры для их достижения к 2035 году) для эффективной работы рынка технологических инноваций и наукоемких проектов.

С другой стороны, необходимо также подготовить и научную среду — ученых, предпринимателей, научные организации — к эффективному и взаимовыгодному взаимодействию с новым рынком. В этом плане одним из современных способов выстраивания связей между наукой и бизнесом является технологическое предпринимательство. К примеру, недавно ФРИИ разработал курс, посвященный основам технологического и интернет-предпринимательства. В его основе лежит методология, по которой развиваются стартапы фонда. Программа охватывает ключевые вопросы создания проектов: от поиска и отбора идей, определения бизнес-модели и целевой аудитории до привлечения инвесторов и масштабирования бизнеса. Курс проводится в 43 университетах страны, в том числе, в Высшей школе экономики, МГТУ им. Баумана, Университете ИТМО, Уральском федеральном университете и Финансовом университете при Правительстве РФ.

В создании научных проектов нельзя закладываться под определенные критерии «эффективности» и ориентироваться только на них в управлении проектом.

Критерии эффективности в научных проектах должны создаваться индивидуально под проект, чтобы понять, насколько хорошо он сработал. Когда же мы делаем критерии самоцелью, то естественная реакция любой системы, прежде всего человеческой, — показать достижение критериев, затратив минимум усилий по принципу сохранения энергии. Таким образом, с большой вероятностью эти критерии будут сымитированы.

Чтобы понять изначальный смысл оценки проектов, вернемся к определению слова «инвестиция». Инвестиция – это вложение материального или нематериального капитала с целью получения прибыли или создания нового средство производства. В мире есть несколько форматов, которые позволяют достаточно осознанно инвестировать даже в фундаментальную науку. Например, модель Proof of Concept Centers (центры предпосевной подготовки проектов — венчурные акселераторы, которые призваны помочь предпринимателям понять, как коммерциализировать свои идеи — прим. ред.), по которой инвестиция бизнеса или государства в науку происходит в конкретном направлении, потенциально интересном (хотя бы на дальнем горизонте) конкретной корпорации. Есть Сколтех — российский пример работы в подобном формате, который можно назвать достаточно удачным и сделать вывод, что у нас есть большой потенциал работы по этой модели. Но и для работы по этой модели нужно создавать стимул (а не целевые установки для руководства) для научных организаций.

Мы копируем западные инструменты, а не логику принятия решений.

Государство стимулирует саму инфраструктуру развития инноваций, создавая технопарки, венчурные фонды, а в развитых странах государство стимулирует потребителей: появляются поставщики, которые будут конкурировать за рынок, естественно определяя лидеров и создавая рынок как таковой. У нас такие подходы практически не применяются, а любые попытки чисто инструментально реализованы плохо. Пример: сделали программу субсидирования участия компании в отраслевых выставках, но не учли, что на отраслевых выставках в России сделок заключается ничтожно мало, и правильнее было бы субсидировать выезд наших компаний на ключевые отраслевые мероприятия за рубежом. России нельзя ни в коем случае выключаться из процесса глобализации просто потому, что внутри страны мы никогда не создадим экспертизу, соответствующую мировой — у нас нет такого количества ресурсов. А экспертная оценка стоит очень дорого, и факт, что где-то можно получить ее бесплатно — огромная польза, хотя и нужно уметь ее дальше имплементировать.

Другой пример. В России создали Фонд перспективных исследований, отечественный прообраз Defense Advanced Research Projects Agency ( DARPA ). Но сила DARPA не в том, что организация финансирует просто перспективные проекты, в которые не готов вкладываться бизнес или классические инструменты, нацеленные на прикладную науку, а в поддержке абсолютно сумасшедших проектов, тогда как в нашем Фонде перспективных исследований подобных проектов нет. А тот же интернет, например, появился из проекта, который на момент инициирования казался абсолютно сумасшедшим. И снова мораль такова, что для удачного копирования западного инструмента необходимо понять его настоящую силу и логику.

Читать еще:  Инвестиционный консалтинг это

Важно, чтобы государство не стремилось порождать рынки, а позволяло бы этим рынкам становиться на ноги там, где сам рынок определяет лидера.

Понятны различные модели инструментального развития инвестиций в науку с целью сделать ее востребованной. Но нужно готовиться к тому, что в России пока нет активного рынка для продажи технологий, и цель, которую стоит ставить — активней продавать свои технологии в мире. В рейтингах финансовых сделок в области технологий России пока нет. С одной стороны, потому что в России любая технология запускается через офшор, и очень сложно структурировать проект, когда законодательство не позволяет это сделать с приемлемыми рисками для инвесторов. С другой стороны, надо понимать, что прежде чем приступить к созданию собственных инноваций, надо сделать что-то конкурентное на уровне технологий и бизнеса. И не забывать о том, что максимальная добавленная стоимость извлекается «на последней миле»: от состояния рынка зависит и модель выхода на него.

В современной России отсутствие системы оценки результатов инвестиций в науку связано с отсутствием осознанности в стратегии государства. Если государство создаст стимулы к востребованности научных результатов, то в эту сферу начнут инвестировать, обеспечивая ее развитие.

Экономика научных инвестиций

Все больше стран мира воспринимают исследования и инновации как фактор роста экономики. Лидирующими областями науки по числу публикаций являются исследования в области медицины и биологии — особенно интенсивно в них инвестируют США, Великобритания, Япония и Германия. В России в развитие науки вкладывают 1,13% ВВП страны. Наиболее привлекательными областями с точки зрения притока ученых, особенно молодых специалистов, являются технические науки. В этой научной сфере работает примерно каждый третий исследователь страны, еще порядка пятой части приходится на естественнонаучные дисциплины.

За последнее десятилетие темп прироста инвестиций в науку в мире был выше темпов прироста мирового ВВП. Такие данные были представлены в последнем докладе ЮНЕСКО UNESCO Science Report: towards 2030. Рост инвестиций составил 31% между 2007 и 2013 годами, в то время как рост мирового ВВП за тот же период — 20%. Большая часть этих инвестиций относится к прикладным наукам и приходится на частный сектор.

Как отмечают авторы доклада, это указывает на важнейший тренд: в странах с высокими доходами государственные расходы на науку сокращаются на фоне роста финансирования из частного сектора, а страны с более низким доходом, наоборот, увеличивают именно государственные инвестиции в научные исследования. Все большее число стран включают науку, технологии и инновации в свои национальные программы развития, чтобы становиться менее зависимыми от сырьевых доходов и постепенно переходить к экономике знаний. В результате разрыв между развитыми и развивающимися странами сужается — этому также способствует растущее международное сотрудничество в научной сфере, направленное в первую очередь на решение неотложных проблем устойчивого развития, включая изменение климата.

Самая большая доля валовых внутренних расходов на исследования и разработки у США — 28%, за ними следует Китай с 20-процентной долей, далее — ЕС (19%) и Япония (10%). Остальной мир хоть и занимает 67% мировой популяции, но вкладывает всего 23% в мировую науку. Россия вкладывает в мировую научную казну 1,7%, что составляет 1,13% ВВП страны — за последние 20 лет государственные расходы на науку возросли почти в два раза (в 1995 году — 0,85% ВВП). Наибольшую долю своих доходов вкладывает Израиль — 4,21% ВВП, а быстрее всего этот показатель в последние годы растет у Китая. Долю соответствующих затрат существенно увеличили также Германия, США, Бразилия и Турция.

В мире стало на 20% больше ученых, чем в 2007 году,— 7,8 млн. Большая их часть сосредоточена в ЕС, Китае и США. В России по состоянию на 2013 год насчитывалось 440,6 тыс. научных сотрудников, их доля в мире снизилась с 7,3% до 5,7%. Впрочем, по данным Минобразования, в российской науке наметился другой позитивный тренд — рост числа молодых ученых. Их численность, по данным ведомства, только за последний год выросла до 43% в общем объеме занятых научной деятельностью в РФ. Как отмечает завотделом Института статистических исследований и экономики знания Высшей школы экономики Константин Фурсов, наиболее привлекательными областями с точки зрения притока научных кадров остаются технические науки, в которых работает примерно каждый третий исследователь страны, еще порядка пятой части приходится на естественнонаучные дисциплины. Набирают популярность социальные и гуманитарные науки, хотя суммарно доля этих направлений пока не превышает 10% в общей численности исследователей. Во многом рост интереса к научной деятельности со стороны молодых ученых является результатом программ поддержки Минобразования, разработанных в последние годы специально для этой целевой аудитории.

Среди негосударственных структур можно отметить вклад «Иннопрактики», которая не первый год осуществляет поддержку молодых ученых с помощью собственных проектов (конкурсы фундаментальных и прикладных проектов студентов, аспирантов и молодых ученых «Эврика! Идея» и «Эврика! Концепт», всероссийский конкурс «Битва умов», направленный на формирование у студентов предпринимательских компетенций и навыков эффективной командной работы), а также содействует реализации перспективных идей и проектов, поступающих от внешних заявителей (создание центра тиражирования лучших методик по работе с одаренными детьми по «системе Физтеха», грантовая поддержка молодых лидеров научных коллективов МГУ, акселерационная программа «Формула БИОТЕХ», образовательный проект для школьников и студентов «Воздушно-инженерная школа» и другие). В результате роста интереса к науке в РФ растет доля научных публикаций — в журналах, индексируемых в Scopus, она увеличилась в два раза (с 32 тыс. до 64 тыс. в год). В итоге удельный вес российских публикаций в общем объеме мировых составляет 2,61%.

Как отмечают аналитики ЮНЕСКО, ученые во всем мире стали не только больше публиковаться в международных научных журналах, но и в большей степени сотрудничают с зарубежными партнерами. ЮНЕСКО констатирует, что наука остается в основном мужским занятием. Несмотря на то что в сегодняшнем мире больше половины выпускников вузов — женщины, слабый пол составляет 28,4% от общего количества ученых в мире. В РФ, по расчетам Высшей школы экономики, доля женщин среди ученых достигает 40,5%. Хотя из-за разницы в методологии подсчета сопоставить эти данные напрямую с данными ЮНЕСКО невозможно, такая цифра тем не менее свидетельствует о высоком уровне интереса российских женщин к карьере в научной сфере. «Мы можем однозначно сказать, что в среде российских ученых выросла доля женщин со степенью кандидата наук и доктора наук — до 24% и 16% соответственно. Наиболее привлекательной сферой для женщин в отношении научной карьеры продолжают оставаться социальные науки и науки «о жизни» — медицина, биология и т. д.»,— говорит господин Фурсов.

По оценкам ЮНЕСКО, лидирующей научной областью в мире на сегодняшний день является медицина и биология. В США из почти 2 млн научных статей, опубликованных с 2008 по 2014 год, более половины посвящены биомедицине (33% — исследованиям в области медицины, 25% — биологии). В странах Евросоюза доминирование биомедицины проявляется еще ярче: здесь на нее приходится примерно 58% всех публикаций. На втором месте — науки о материальном мире, физика и химия.

В России основная часть статей посвящена естественным и точным наукам (56%), еще почти треть (29%) приходится на технические отрасли. На третьем месте медицинские науки (7,7%), далее — сельскохозяйственные (3,8%), общественные (6,1%) и гуманитарные (2,5%). При этом растет и число выданных патентов на научные изобретения — с 22 тыс. до 45,5 тыс. в год, что свидетельствует об увеличении коммерческого интереса к науке в РФ. Большая часть из них (27%) в соответствии с разделами Международной патентной классификации приходится на статью «Удовлетворение жизненных потребностей человека». Далее по популярности идут разделы «Технические процессы» (15%), «Химия» (14%) и «Текстиль» (5%). С учетом еще одного типа классификации, по словам господина Фурсова, большинство регистрируемых в РФ патентов приходится на отрасль пищевой химии. А вот среди тех, которые поданы в международные инстанции, доминируют медицина и энергетика. «Если же посмотреть на еще один косвенный индикатор коммерческого потенциала научной сферы — число сделок по интеллектуальным правам на то или иное изобретение, то здесь первое место будет за фармацевтикой»,— говорит он.

Читать еще:  Процесс придания инвестиционной привлекательности новому проекту

Несмотря на успехи в развитии науки за последние годы, аналитики ЮНЕСКО отмечают, что выработка успешной национальной политики в области науки и инноваций по-прежнему представляет собой весьма нелегкую задачу для многих стран. Для России, согласно их рекомендации, сейчас приоритетной задачей является поддержание нынешних темпов финансирования научной отрасли. Во многом благодаря активной политике государства в этой сфере российские ученые за последние несколько лет существенно улучшили свои результаты в мировой научной сфере.

Молодым везде у нас наука

За последние 20 лет в России было сделано немало научных открытий. И сейчас в нашей стране уже действует новое поколение ученых, которые готовы представить свои изобретения не только российскому, но и мировому сообществу.

В этом издании представлены проекты молодых российских ученых, работающих в самых разных областях науки. Они были отобраны по следам телепередачи «Новые люди», которая выходит при поддержке негосударственного института развития «Иннопрактика» и АО «Газпромбанк». Мы постарались охватить все основные научные отрасли: от физики до медицины, от химии до информатики.

Оказалось, что российские ученые могут предложить новые методики профилактики и лечения сердечно-сосудистых и онкологических заболеваний — главных причин смертности населения в мире. Они знают, как развивать технологии виртуальной реальности и как лучше увидеть процессы реальной жизнедеятельности с помощью биосенсоров. Они могут доказать, что нефть является неисчерпаемым ресурсом, и придумать, как лучше аккумулировать энергию ветра и солнца.

Разработки героев этих публикаций находятся на разных стадиях подготовки и реализации: какие-то уже запатентованы и выведены на рынок, другие пока не покинули стен лаборатории. Но нет сомнений в том, что ученых, которые над ними работают, ожидает большое будущее.

Анастасия Мануйлова, редактор Business Guide «Science»

Как инвестировать в самые прорывные технологии по версии MIT

С 2001 года Массачусетский технологический институт (Massachusetts Institute of Technology, MIT) ежегодно публикует список прорывных технологий в своем журнале Technology Review. Эксперты отбирают наиболее перспективные разработки из числа существующих и прогнозируют примерный срок их выхода на массовый рынок. Впоследствии, по их мнению, эти технологии будут оказывать значительное влияние на развитие человечества на протяжении ближайших 10–15 лет.

В этом году ученые из MIT сделали ставку на новые разработки в сфере «зеленой» энергии. Они полагают, что на горизонте 10–15 лет энергетические компании начнут поставлять на мировые рынки термофотоэлементы. Речь идет о новом поколении солнечных батарей, которые снабжены устройствами, преобразующими солнечный свет сначала в тепло, а потом в свет, но уже иного спектра, более эффективно усваиваемый батареями. В результате в электричество переходит до 60% солнечной энергии против 32% у существующих аналогов.

Также MIT ожидает масштабных изменений в транспортно-логистической отрасли, поскольку грузовыми перевозками будут заниматься самоуправляемые грузовые автомобили, принцип действия которых основан на технологии сканирования и распознавания объектов окружающей среды. По мнению ученых, произойдет это в течение ближайших 5–10 лет. Так, компания Otto из Сан-Франциско уже сейчас проводит испытания этой технологии, отправляя в тестовые поездки целые колонны из самоуправляемых грузовиков.

Еще одна технологическая новинка, которая, по оценкам MIT, станет революционной, — это квантовые компьютеры, обрабатывающие информацию в разы быстрее современных суперкомпьютеров. Их выход на рынок эксперты ожидают на горизонте 2–5 лет. Кроме того, MIT прогнозирует активизацию использования в ближайшие 1–2 года искусственного самообучающегося интеллекта.

Особое внимание эксперты MIT уделили инновационным разработкам в области медицины. Ученые видят перспективы у технологии возвращения двигательных функций людям с параличом при помощи электродов — ее появление в широком доступе возможно на горизонте 10–15 лет. Кроме того, MIT ожидает создания подробного каталога всех 37,2 трлн человеческих клеток (в течение пяти лет) и качественного скачка в развития генотерапии — лечения заболеваний с помощью манипуляций с генами.

Также эксперты MIT отметили две технологии для повседневного использования, которые доступны широкому потребителю уже сейчас. Это камеры, способные снимать 360-градусные панорамные видео, и биометрическая система идентификации при электронных платежах (с помощью распознавания лиц). Загрузку круговых видео уже поддерживает крупнейший видеохостинг YouTube, а минимальная цена на такую камеру снизилась до уровня $500. Ряд китайских IT-компаний, в свою очередь, уже начали использовать биометрические системы распознавания при авторизации платежей.

Особняком в списке MIT стоит технология хакерских атак с помощью домашней техники, которая, по мнению экспертов, может доставить много хлопот в будущем. В начале нулевых хакеры начали использовать для DDoS-атак так называемый ботнет — сеть компьютеров, связанных автономными программами (зачастую без ведома владельцев). Во время DDoS-атаки многочисленные устройства создают давление на вычислительную систему с целью приостановить ее работу.

В 2016 году желание производителей снабжать даже самую простую бытовую технику операционной системой привело к появлению интернета вещей — совокупности связанных со Всемирной сетью холодильников, тостеров и видеокамер, как правило, оснащенных слабым программным обеспечением без должной защиты. По мнению ученых, эта технология, как и ботнет, будет активно использоваться киберпреступниками. Прецеденты уже были: 21 октября 2016 года неизвестные хакеры с помощью более 100 тыс. устройств нарушили работу интернета в США и «положили» сайты таких компаний, как Twitter и Netflix. В ноябре схожая кибератака произошла в России. Целью хакеров стали восемь кредитных организаций. Надежной системы защиты от подобных атак пока нет.

Кто разработчики

Большая часть инновационных разработок проводится в научно-исследовательских институтах Европы и США либо в лабораториях международных некоммерческих организаций. Как отмечает управляющий партнер трейдинговой компании United Traders Анатолий Радченко, большинство этих проектов являются крайне затратными, и разработчики не надеются на их быструю монетизацию. Тем не менее список MIT содержит и вполне успешные коммерческие продукты. РБК удалось найти на американских биржах несколько публичных компаний, которые ведут разработки в шести категориях прорывных технологий из десяти.

Так, биометрическую систему идентификации с распознаванием лиц уже внедряют китайские компании Alibaba Group Holding Ltd и Baidu, а панорамными камерами сейчас активнее всего занимается южнокорейский гигант Samsung. За разработку автономных грузовиков всерьез взялся транснациональный концерн Daimler и сотрудничающая с ним NVIDIA. В области генотерапии инвестору доступны целых четыре компании: Spark Therapeutics, BioMarin, BlueBird Bio и UniQure. О разработке собственных квантовых компьютеров сообщали IT-гиганты Intel, Microsoft, Google и IBM.

В сфере искусственного интеллекта и обучения с подкреплением исследования ведет Google cо своим подразделением DeepMind, а также израильская компания Mobileye. Последняя провела IPO на Нью-Йоркской фондовой бирже в 2014 году. На днях стало известно о грядущем поглощении Mobileye разработчиком софта Intel. Сделка оценивается в $15 млрд. После публикации этой новости акции израильского стартапа подскочили на 30%, сделав одного из акционеров Mobileye Шмуэля Харлапа миллиардером. Пример Mobileye довольно типичен — по словам Радченко из United Traders, большинство инновационных стартапов после выхода на IPO очень быстро покупаются крупными корпорациями. IT-гиганты таким образом получают перспективную команду разработчиков и заодно увеличивают капитализацию на фоне стагнации мирового ВВП.

Читать еще:  Способы иностранного инвестирования мчп

Куда вложиться

Что касается конкретных инвестиций, из списка MIT частному инвестору стоит обратить внимание на биометрические системы идентификации, обучаемые компьютеры и технологии, связанные с распознаванием и сканированием окружающей среды, отмечает старший портфельный управляющий УК «КапиталЪ» Вадим Бит-Аврагим. Вложения в другие технологии финансист считает слишком рискованными из-за недостатка экспертизы по ним — рынок таких инноваций слишком молодой.

Если ориентироваться на качество эмитента, правильным ходом эксперт считает инвестирование в гигантов Alibaba Group Holding Ltd и Google, котировки которых демонстрируют уверенную динамику и сильные фундаментальные показатели. С начала года акции Alibaba и Google подорожали на 17,6 и 7% соответственно, при этом в 2016 году эти бумаги выросли всего на 4,5 и 4,36%. Согласно прогнозу исследовательской компании Zacks Investment Research, в ближайшие 12 месяцев котировки Alibaba и Google могут вырасти на 16,07 и 14,33% соответственно.

Также можно инвестировать в акции китайской компании Baidu, добавляет руководитель аналитического центра Санкт-Петербургской биржи Павел Пахомов. Правда, бизнес Baidu ограничивается китайским рынком и, как следствие, сильно зависит от политического климата в стране, предупреждает он. Эксперты Zacks прогнозируют рост котировок Baidu примерно на 9% к весне 2018 года.

По мнению начальника департамента торговых операций ИК «Фридом Финанс» Игоря Клюшнева, довольно привлекательными для инвесторов остаются и акции компании Intel — именно благодаря ее ориентации на прорывные технологии. Эксперт ссылается на обновление котировок Microsoft после схожей переориентации на облачные и другие прогрессивные продукты. Пахомов с Санкт-Петербургской биржи добавляет, что покупка стартапа Mobileye компанией Intel была воспринята рынком достаточно позитивно. «После публикации новости о приобретении Mobileye акции Intel немного упали в цене, однако их коррекция говорит об оптимизме рынка», — пояснил он. По оценкам Zacks Investment Research, в ближайший год акции компании вырастут почти на 20%.

Все эксперты, опрошенные РБК, отметили инвестиционную привлекательности акций NVIDIA Corporation, которая ведет разработки в сфере распознавания компьютером изображений, которые напрямую связанны с ориентированием автономных грузовиков в пространстве. По мнению Вадима Бит-Аврагима, инвестор также может обратить внимание на акции Facebook Inc и Sony, которые занимаются похожими технологиями, но NVIDIA остается основным игроком на молодом рынке. «NVIDIA показала рост на 217% за последние 12 месяцев», — добавляет Клюшнев из ИК «Фридом Финанс». Финансист также рекомендует инвестировать в Microsoft и IBM. Последняя компания, впрочем, является более рискованным вложением. «Последние полгода акции IBM находятся в восходящем тренде, но до этого они долгое время падали», — поясняет он.

Анатолий Радченко из United Traders, правда, не советует начинающему инвестору заниматься самостоятельным инвестированием в прорывные технологии. По его мнению, эта стратегия сопряжена с большим риском и требует глубокого анализа рынка. «Я провожу 2–3 часа в день на портале TechCrunch, чтобы просто быть в курсе новинок. Для обычных инвесторов такие стратегии не подходят», — подытожил Радченко.

Инвестиции в научные разработки

Грамотный инвестор всегда старается диверсифицировать капитал и чем более разнообразные инструменты для этого используются, тем стабильнее итоговый портфель. Кроме популярных и широко известных методов инвестирования есть и менее популярные, но не менее выгодные. Инвестиции в науку являются одним из таких инструментов.

Достаточно долгое время вкладывать деньги в науку могло только государство и очень богатые компании, такая ситуация сохраняется во многих областях науки и сейчас. К примеру исследования в ядерной физике, большая часть которых не приносит прямого дохода стоят колоссальных денег, постройка одного ускорителя обходится в миллионы и даже миллиарды долларов, не говоря о стоимости его содержания. При этом полученные результаты прямой выгоды не принесут, но будут использоваться в других областях науки и техники. Поэтому частному инвестору в фундаментальных исследованиях делать в общем то нечего, так как прибыли в виде денег в этих областях ждать не приходится.

  • Amarkets.org — выгодные условия торговли на Форекс (подробнее об условиях), реальный доступ к рынку
  • Alpari.ru — только для опытных инвесторов и агрессивных инвестиций
  • Roboforex.com — здесь открыл свой счет для копирования торговых сигналов
  • 5 видеокурсов в одном — по инвестированию в интернет — «Пентаграмма прибыли»

Суть в том, что большая часть таких проектов не выдержит конкуренции на рынке либо же провалится по другим причинам принеся убыток, но 1 из 10-15 проектов достаточно быстро начинает приносить доход и очень немаленький, что не только компенсирует убытки, но и дает прибыль. Большинство инвесторов, работающих со стартапами и инвестициями в науку работают именно на таком принципе, так как заранее определить какой проект «выстрелит» достаточно сложно, поэтому проще вложить сразу в несколько, тем более что доходы от успешного стартапа либо вложения в другую инновацию с лихвой покрывают убытки от нескольких провальных проектов.

Есть конечно и ряд методов для увеличения вероятности вложить деньги в действительно качественный проект. В первую очередь необходимо ознакомится с презентацией проекта, она должна быть выполнена на высоком уровне, особенно хорошо если в ходе презентации создатели проекта демонстрируют работающие образцы технологии, для которой они ищут инвестиции.

Какой бы качественной ни была презентация крайне желательно провести маркетинговое исследование рынка. Это нужно что бы знать количество потенциальных клиентов и будет ли продукт вообще пользоваться спросом.

Так же нужно пообщаться с командой, работающей над проектом, если работа идет не слаженно, а профессионализма у людей явно не хватает, то лучше воздержаться от инвестиций в такой проект.

Инвестиции в науку заключаются не только в финансировании стартапов. Средства можно вложить и в покупку патентов, но при этом нужно либо самому инвестору хорошо разбираться в области знания в которой он будет инвестировать, либо иметь проверенных и хорошо подготовленных консультантов. Приобретенный патент можно потом выгодно продать компании заинтересованной в нем. У нас такая разновидность инвестиций не особо распространена, но в западных странах она достаточно популярна и бурно развивается. Время от времени между конкурентами происходят настоящие патентные «войны».

Теоретически профинансировать можно и какие-либо исследовательские проекты если по их итогам ожидается получение ценных данных либо разработок. В таком случае инвестор обычно получает право на часть прибыли, которая будет получена при реализации полученных результатов, к примеру новой вакцины. Либо же получает преимущественные права на производство и продвижение продукта, основанного на профинансированных исследованиях.

Таким образом не смотря на некоторые сложности инвестиции в науку могут стать одной из достаточно доходных частей портфеля инвестора.

А вы вкладываете деньги в науку?

Андрей Малахов, профессиональный инвестор, финансовый консультант

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector