Robo6log.ru

Финансовый обозреватель
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Инвестиции в предметы искусства

Инвестиции в предметы искусства

В современном мире каждый инвестор имеет широкий набор финансовых инструментов, в которые он может вложить собственный капитал. Среди них есть более и менее популярные на инвестиционном рынке активы. В то же самое время существуют и достаточно узкие направления для инвестирования, не знакомые широкому кругу инвесторов. Ярким примером этого могут служить инвестиции в искусство.

Предметы искусства – довольно широкое понятие, которое включает в себя множество объектов материального мира. Чаще всего в качестве инвестиционного актива рассматриваются картины. Однако помимо них, речь может идти про скульптуры, предметы антиквариата, ретроавтомобили и так далее.

Насколько обоснованы такие инвестиции

Существует достаточно большое количество потенциальных инвесторов, которые не рассматривают произведения искусства в качестве объектов для реального инвестирования денежных средств. Они воспринимают покупку картин и предметов антиквариата в качестве модной забавы и даже не пытаются проанализировать доходность и рискованность подобных капиталовложений.

Однако в действительности мы говорим про весьма интересное направление для вложения денег. Эта отрасль имеет собственные особенности. Естественно, в ней имеются не только плюсы, но и минусы.

Главным преимуществом инвестиций в искусство следует считать невероятную надежность. В частности, картины великих мастеров являются теми предметами, которые можно считать непреходящими ценностями. Естественно, что с течением времени они постоянно растут в цене.

Действительно, рынок произведений искусства отличается повышенной устойчивостью. На нем не отражаются какие бы то ни было политические и экономические потрясения. Даже если в одной или нескольких странах начнется серьезный кризис, то инвестор от искусства всегда сможет продать свои картины коллекционерам из другого государства.

Считается, что инвестиции в предметы искусства практически лишены рисков. Основные из них связаны с возможностью утраты картин в результате хищения или несчастного случая. Однако если хранить такие произведения в ячейке надежного банка, то потенциальные опасности сводятся практически к нулю.

Однако инвесторам не стоит забывать и о существующих недостатках инвестирования в искусство.

Во-первых, такие инвестиции требуют наличия серьезного капитала. Предметы искусства, созданные даже современными художниками и творцами, стоят больших денег. Что уж говорить про работы великих мастеров прошлого. В настоящее время картины Матисса, Монэ, Пикассо, Ван Гога, Айвазовского, Дали и других общепризнанных авторитетов стоят десятки миллионов долларов.

Во-вторых, инвестиции в искусство всегда подразумевают работу на долгосрочную перспективу. Картины уверенно растут в своей инвестиционной стоимости. Однако делают они это достаточно медленно. Инвестирование в прекрасное имеет смысл если инвестор мыслит категориями десятилетий.

В-третьих, подобные инвестиции требуют специального образования и специфического опыта. Только опытный инвестор от искусства может предположить, картины какого современного художника в будущем будут стоить миллионы. Ведь существует большое количество творцов, произведения которых так и не получают всемирного признания.

Варианты для инвестирования

После того как инвестор принял решение о том, что он хочет развиваться в подобной сфере, ему необходимо определиться с инвестиционной стратегий, которой он будет придерживаться.

  1. Обычные инвестиции. В данном случае речь идет о приобретении предметов искусства с целью последующего получения прибыли путем их спекулятивной перепродажи. Проще говоря, инвестор стремится приобрести полотно подешевле и через какое-то время реализовать его подороже.
  2. Стратегия коллекционирования. В данном случае инвестор не ставит перед собой задачу непременно заработать на приобретении картин. Он собирает коллекцию. Зачастую таким инвестированием занимаются очень богатые люди, увлекающиеся искусством. В то же самое время если подвернется вариант с серьезной прибылью реализовать то или иное полотно, то они часто им пользуются.
  3. Инвестор, которые хочет инвестировать в предметы искусства, но самостоятельно не разбирается в них, может вкладывать сбережения в особые компании, специализирующиеся на такой деятельности. В западной практике зачастую несколько инвесторов могут организовать фонд, который будет аккумулировать в себе инвестиции от всех его участников, которые будут тратиться на покупку картин. На такие фонды часто работают самые авторитетные мировые искусствоведы.

Где купить

Но где именно продаются полотна известных художников и другие предметы искусства? Ответ на этот вопрос очевиден для любого человека, который близок к данной сфере деятельности. Подобной деятельность занимаются известные мировые аукционы или аукционные дома. Давайте перечислим наиболее крупные из них.

Sotheby’s. Данный аукцион считается одним из двух крупнейших в мире. Через его стены прошли работы всех выдающихся творцов в истории человеческой цивилизации. По оценкам некоторых источников его доля на мировом рынке антиквариата равняется 40–45%.

Christie’s. Этот второй крупнейший аукционный дом мира. О его соперничестве с Sotheby’s давно ходят настоящие легенды. Во многом они похожи. Но чем больше их сходство, тем яростнее разгорается их соперничество на рынке искусства.

Конечно, мы назвали вам лишь двух крупнейших игроков на этом рынке. Существует огромное количество других аукционных домов, имеющих региональный статус, или вовсе действующих на территории отдельно взятой страны.

Принцип деятельности аукциона крайне прост и понятен. На торги выставляется лот – конкретное произведение искусства. На него организатор аукциона объявляет начальную цену. После этого участники торгов начинают поднимать финансовую планку. В результате побеждает тот, кто готов заплатить за предмет искусства наибольшую цену.

Какова доходность

Сколько денег могут принести инвестиции в искусство? Однозначно ответить на этот вопрос не представляется возможным. Все дело в том, что данная сфера имеет очень много переменных, которые следует учитывать.

Скорее имеет смысл обратить внимание на взаимосвязь долгосрочности инвестиций и итоговой прибыльности актива. Чем дольше картина находится у инвестора, тем выше поднимается ее стоимость.

В то же самое время существует большое количество инвесторов, специализирующихся исключительно на рассматриваемом рынке. Вложения денег в предметы искусства приносит им более чем существенный доход.

В заключение необходимо сказать, что инвестирование в картины и предметы антиквариата может не только обогатить, но также и разорить инвестора. Если вы не являетесь специалистом в живописи или скульптуре, то при вложении капитала в подобные активы следует соблюдать повышенную осторожность.

Инвестиции в арт: как правильно продавать и покупать искусство

Инвестирование в искусство — искусственно созданное явление. Все крупные коллекции, вошедшие в историю, не имели своей целью быть перепроданными. Их составляли увлеченные люди, полностью отдавшиеся своему выбору. Как предмет капиталовложения искусство начали рассматривать в самом конце 1980-х годов, когда молодые инвестбанкиры с Уолл-стрит стали активно вкладываться в работы современных художников, а банки — создавать активы из предметов искусства и предоставлять арт-консультации. Они оказывали огромное влияние на цены, были очень активными покупателями, но в 1991 году этот пузырь громко лопнул.

На исходе 1990-х годов арт-рынок кардинально изменился: аукционные дома, традиционно занимавшиеся только так называемым вторичным рынком, вышли на первичный рынок и начали продавать современное искусство. Появился и новый тип галеристов, применивших к искусству маркетинговые технологии (галерея Гагосяна, галерея Saatchi). Подогревая интерес к современным художникам, они поднимали цены. Своего пика рынок достиг накануне кризиса 2008 года. За современное искусство начали давать неслыханные деньги — не только потому, что его активно промоутировали, но и потому, что денег на руках у людей стало очень много и они искали способ материализовать их.

Как только последствия кризиса перестали ощущаться, современное искусство снова пошло в рост. В 2013 году совокупный итог майских торгов в Нью-Йорке достиг $1 млрд, в этом году — уже $1,2 млрд. Цены на современное искусство давно превышают цены на многие предметы искусства классического. Однако каждых следующих торгов все боятся, потому что один неверный шаг (например, кто-то из коллекционеров не захочет покупать какого-то художника) — и этот карточный домик обрушится.

Современное искусство спекулятивно. В нем нет объективных критериев оценки, потому что нет никакого исторического отступа.

Это искусство, у которого пока не определена ценность, но уже есть цена, при этом объем произведений на рынке огромен. Оно живет по правилам рынка и постоянно перепродается. Однако серьезных коллекционеров, которые покупают современное искусство ради искусства, немного. Галереи задают не только цены, но и моду на художников и на определенный стиль. Именно от моды зависит доходность вложений в современное искусство. Можно найти гениального современного художника, но если его будет продавать никому не известная галерея, его произведения никогда не достигнут той же цены, что вещи Джеффа Кунса. Но если его будет продавать Ларри Гагосян — другое дело. Покупатель платит огромные деньги за то, что покупка сделана в известной галерее. Покупая Кунса, можно надеяться, что завтра вы относительно легко его продадите, потому что он раскручен, он уже стал «брендом», на него есть спрос. Поэтому если вы собираетесь покупать предметы искусства с тем, чтобы через два-три года продавать их с наценкой 15–20%, то лучше сконцентрироваться именно на современном искусстве.

Читать еще:  Инвестиционный портфель банка

Важно только помнить про сопутствующие риски. В 1920–1930-е годы в Европе был страшно популярен художник-декоратор Хосе Мария Серт — с ним дружила Шанель, ему заказывали оформление многих зданий, по ценам он практически конкурировал с Пикассо. Но где теперь Серт, а где Пикассо? При этом тот же Кунс может рухнуть через 50 лет, но он не рухнет до нуля — у него все равно останется своя цена, потому что слишком много денег в него уже вложено. Акция может упасть до нуля, искусство до нуля не упадет никогда, в этом его безусловный приоритет.

Влияние классики

В искусстве классическом предложение куда меньше. Более того, оно постоянно уменьшается. На старых мастерах быстро заработать не удастся: нельзя купить, допустим, Рембрандта за $45 млн, а послезавтра продать за $80 млн. Круг людей, которые готовы купить Рембрандта, очень узок — это люди, обладающие определенным образованием, знающие ценность этой вещи и далекие от мотива «купить-продать». При этом у старых вещей цена и ценность четко сбалансированы. Вы точно знаете, что ваши внуки всегда продадут этого Рембрандта за цену не ниже той, за которую вы его купили сегодня. Это долгосрочная надежная инвестиция.

Коллекционеры, которые покупают старое искусство, не задумываются об этом как об инвестиции. Мы все время говорим о коллекционерах топ-уровней, о покупках за десятки миллионов долларов, и у многих складывается впечатление, что искусство бывает только столь дорогим. Но таких коллекционеров от силы человек 50 в мире.

Лучшие коллекции создаются людьми, которые не ориентируются на цены, а опираются на свои знания.

Сейчас Christie’s продает собрание графики голландского коллекционера, профессора ван Регтерена Альтены, бывшего хранителя графической коллекции Рейксмузеума. Он 40 лет собирал графику, делал очень строгий отбор и составил фантастическое собрание более 800 рисунков от XVI до ХIХ века, совершенно не думая о том, сколько эти вещи будут стоить десять, двадцать или тридцать лет спустя. Такие коллекционеры часто не готовы выставлять свои собрания на продажу, и доходы от знаний своих предков получают уже наследники (если сами коллекционеры не распорядились своими собраниями еще при жизни). Есть, к примеру, французский коллекционер Рене Герра, начавший собирать наследие русских эмигрантов — живопись, графику, книги, переписку художников и писателей, дневниковые записи, стекло и даже поддужные колокольчики, когда эти вещи вообще не имели цены, они просто никому не были нужны. Сейчас его коллекцию оценивают приблизительно в миллиард евро, есть даже люди, которые мечтают купить ее целиком. Но Герра не готов ее продавать, потому что живет ею.

Одна из главных составляющих при определении стоимости предмета классического искусства — это его провенанс: в какой период творчества художника оно было создано, где выставлялось, каким коллекционерам принадлежало, кем из галеристов продавалось. Разница в цене между произведениями одного и того же художника может быть огромная.

Одного лишь имени Пикассо недостаточно, чтобы продать картину с его подписью за десятки миллионов долларов.

Уникальность старой вещи плюс история ее создания и существования могут невероятным образом влиять на цену. Недавно был интересный казус с сундуком кардинала Мазарини. Семья французских пенсионеров из глубокой провинции решила продать свое жилье и перебраться в дом престарелых. Они позвали специалиста из аукционной фирмы, чтобы показать ему пару старинных кресел. Он пришел, сказал: «Да, милые кресла. А можно я еще на эту тумбочку посмотрю?» Он осмотрел «тумбочку», на которой стоял телевизор, и понял, что это сундук Мазарини, который давно разыскивают музеи мира. Кардинал Мазарини был в свое время одним из крупнейших коллекционеров, в том числе собрал ценнейшее собрание произведений из японского лака. Япония была тогда закрытой страной, и предметы из японского лака были чрезвычайно редки и дороги. Сундук Мазарини после Французской революции много раз продавали (все документы этих продаж сохранены), а во время Второй мировой войны его следы потерялись. Остались лишь фотографии. Аукционный дом попытался оценить находку. Прецедентов не было — единственный уцелевший сундук работы того же мастера никогда не продавался на аукционах, он хранится в Музее Виктории и Альберта в Лондоне. Стартовую цену наугад определили в €200 000 — стоимость дома пенсионеров. В итоге Рейксмузеум в безумной битве с американскими музеями и коллекционерами купил сундук за €7,3 млн.

Цена рекордов

Если заговорить с крупными галеристами об искусстве с точки зрения экономики, они скажут, что искусство ни в коем случае нельзя воспринимать как инвестицию. «В тот момент, когда вы начинаете думать об искусстве как о товаре, вы проигрываете», — считает галерист Эрве Аарон из Didier Aaron. Искусство, в отличие от акций, материально, но в его цене всегда есть эмоциональная составляющая, добавляет Франк Празан, владелец Applicat-Prazan.

Все галеристы очень разные. Одни работают как музейщики. В таких галереях есть штатные искусствоведы, которые ведут огромную изыскательскую работу. Есть галеристы, которым важно купить, чтобы завтра подороже продать. В кризис галеристы стараются поддерживать рынок. В кризис 1991 года, когда цены на искусство не просто снижались, а обрушивались, единственным разделом, который оставался стабильным, было ар-деко. Галеристы, специализирующиеся на этой эпохе, немногочисленны. Они просто приостановили все продажи, вместо того чтобы продавать произведения ниже той цены, которую считали соответствующей ценности вещей.

Галеристы часто действуют как венчурные инвесторы.

В начале 1990-х несколько галеристов решили сформировать спрос на декоративное искусство 1940–1950-х годов. Они издали несколько книг, подогрели интерес, а потом в какой-то момент отошли от темы. И как только она им надоела, этот рынок, начавший расти, рухнул. Рынок комиксов вырос буквально с нуля усилиями нескольких экспертов-галеристов. В августе первый выпуск «Супермена» ушел за рекордные $3,2 млн, рисунок обложки первого издания «Тинтин в Америке» в 2012 году был продан за €1,3 млн. Sotheby’s уже создал под комиксы специализированные торги. Некоторые галеристы продвигают ар-брют, или, как его называют у нас, «искусство посторонних». Сегодня оно очень дешево. Но усилия, которые вкладываются в его развитие, через два-три года обязательно дадут плоды.

В 1970-е годы нью-йоркские отделения Sotheby’s и Christie’s начали продавать графику как отдельный вид искусства. Ранее графику рассматривали как «бедного родственника» живописи. Затем несколько европейских галеристов основали Салон рисунка, который второе десятилетие ежегодно проходит в Париже. Эти усилия приносят весьма ощутимые плоды. В декабре 2012 года рисунок Рафаэля «Голова апостола» был продан на торгах за $48 млн, побив все рекорды в этом жанре. На рынке примитивного искусства последние 10–15 лет каждые следующие торги тоже приносят новые рекорды.

Талант коллекционера, который хочет на искусстве зарабатывать, заключается в том, чтобы почувствовать новую моду, начать покупать до того, как начали покупать все, и продать до того, как спадет пик интереса.

Моду могут задавать и значимые для искусства люди. Так, к примеру, сформировался рынок ар-деко. В 1920–1930-е годы предметы в этом стиле стоили достаточно дорого. Потом началась война, сменились поколения, ар-деко позабылось, пока в 1960-е им не заинтересовался Энди Уорхол, за ним последовали Карл Лагерфельд и Ив Сен-Лоран. Музеи начали организовывать экспозиции, посвященные ар-деко, галеристы подогревали рынок. Самый дорогой предмет ар-деко — кресло c драконами, созданное Эйлин Грей и купленное когда-то Ивом Сен-Лораном за 15 000 франков (стоимость очень недорогой модели Renault в начале 1960-х). Когда в 2009 году продавалось наследие Сен-Лорана, это кресло ушло за €22 млн — вот что значит провенанс. Те же самые галеристы, которые когда-то предложили Сен-Лорану это кресло, выкупили его для другого коллекционера.

Читать еще:  Реферат на тему виды инвестиций

И все-таки самые удачные продажи — исключение, подтверждающее правило: искусство — это не та сфера, которая приносит быстрые деньги. Сегодня все говорят про успешность Ларри Гагосяна, но забывают, что он начинал очень давно. Время, терпение, знания — вот что имеет значение. И для продавцов, и для покупателей.

Арт-рынок

«Торговля произведениями искусства — всего лишь форма организованного грабежа»,— говорил Винсент Ван Гог. Интересно, поменял бы свое мнение великий голландец, если бы его картины оценили еще при жизни и они продавались бы за десятки миллионов долларов? Инвестиции в искусство сейчас модная тема, но разобраться в ней не так легко. «Деньги» попытались.

Татьяна Алешкина («Деньги», N 37 от 26.09.2018)

«Голубые фишки» или стартап

Вложения в искусство отличаются от других инвестиций тем, что очень сложно предугадать доходность — купленная картина может как резко подешеветь, так и резко подорожать. В ноябре прошлого года картина Леонардо Да Винчи «Спаситель мира» озолотила российского олигарха Дмитрия Рыболовлева. Купив ее в 2013 году у швейцарского арт-дилера Ива Бувье за $127,5 млн и впоследствии обвинив продавца в завышении цены, бизнесмен в итоге продал ее на аукционе Christie’s в три раза дороже. «Борьба ставок за «Спасителя мира» открылась с отметки в $75 млн. Через несколько напряженных минут за лот сражались только два участника, делавшие ставки по телефону. В итоге работа ушла с молотка за $450 млн»,— рассказывает пресс-секретарь Christie’s в России Елена Курбацкая.

Впрочем, с антиквариатом (предметами коллекционирования, которым более ста лет) головокружительные истории случаются все реже. «Сейчас цены на антиквариат падают»,— сетует руководитель аукционного агентства Baltzer Григорий Бальцер, отмечая, что, возможно, это хороший момент, чтобы прикупить старых мастеров, ведь снижение цены всегда циклично.

Картина Клода Моне «Стог» стоила $10,9 млн в 1999 году, а к 2016 году подорожала до $72,5 млн. Если бы ее продавали сегодня, она бы оценивалась в $62 млн, учитывая ситуацию на рынке (согласно оценкам artprice.com).

Антиквариат прошел проверку временем, которое отфильтровало, кто хороший художник, а кто — нет. Теперь у него понятный инвестиционный ресурс. «Но потенциала здесь для резкого роста цены может и не быть, как в случае с современными художниками — иные «выстреливают» очень сильно»,— отмечает господин Бальцер. Он приводит пример с работами немецко-американского художника Джозефа Альберса, которые 20 лет назад не стоили ничего, но в этом году прибавляют в цене каждый месяц, некоторые из них подорожали до $2 млн.

Максимальные цены на картины другого современника Марка Ротко, согласно данным artprice.com, в 2000 году составляли $13 млн, в 2012 году они достигли рекордного значения в $77,5 млн, к 2017 году опустились до менее чем $30 млн.

«Общих правил по доходности инвестиций в искусство не существует. Как и на финансовом рынке, в искусстве существуют свои «голубые фишки» — например, Пикассо. Но даже в этом случае имя не является единственным фактором цены — у любой работы есть дата, история, провенанс, качество, уникальность»,— рассказывает коллекционер, основатель арт-ярмарки Cosmoscow Маргарита Пушкина. Она уверена, что Пикассо — это почти беспроигрышная инвестиция. «Но «Авиньонские девицы» — это одно дело, а тиражная керамика — совершенно другое»,— предупреждает эксперт.

Если оперировать небольшими суммами, то имеет смысл рассматривать молодых современных художников, цены на картины которых не превышают €1 тыс. и есть потенциал роста до €5 тыс. Арт-критик Елизавета Савина говорит, что далее расклад примерно такой: то, что стоит около €5 тыс., может вырасти до €10 тыс., а цена картины в €30 тыс. стремится к €50 тыс. «У картин стоимостью €200-300 тыс. есть потенциал к росту до €500 тыс., а иногда и до €1 млн. Инвестиции в предметы искусства свыше €1 млн непредсказуемы, там большую роль играет спекулятивный фактор — здесь уже работают не законы искусства, а законы капитала»,— добавляет госпожа Савина.

Начинающего художника можно сравнить с бизнес-проектом — это стартап, в который вкладывают деньги и раскручивают его. «Не зря говорят — «гений — это талант плюс удача». Так вот в мире искусства удача — это правильный куратор, галерист, который помогает художнику выйти на новый уровень, сформировать спрос на его картины»,— считает господин Бальцер.

Коллекционер современного искусства Пьер Броше купил в 2004 году картину российского художника Алексея Калимы «Лезгинка» за $500. «Сейчас если бы я захотел, то мог бы продать ее за €50 тыс. Картину Тимура Новикова «Аральское море» я купил в начале 90-х годов за €3 тыс., сейчас она стоит не менее €100 тыс.»,— уверен господин Броше, добавляя, впрочем, что узнать цену работы можно только тогда, когда она выставлена на продажу, до этого существуют только примерные оценки.

Господин Броше говорит, что, инвестируя в искусство, важно понимать сегодня, что будет востребовано завтра. Арт-директор «Винзавода» Николай Палажченко насчитывает 489 факторов, влияющих на стоимость произведений искусства, но не называет, какие именно. От чего же все-таки зависит успех? Как понять, будет ли картина дорожать?

Работы художника должны появляться на выставках, в каталогах — чем больше людей их видит, тем больше они стоят. Успех приходит, когда крупные галереи хотят купить право работы с тем или иным художником, картины участвуют в выставках и начинаются первые продажи. Если арт-объекты находятся в музеях и частных коллекциях, то художника можно считать признанным.

Важно не только, с какими галереями художник работает. Елизавета Савина указывает на то, что с точки зрения инвестиционного потенциала художника ситуация за последние 20 лет сильно изменилась. «Теперь автор должен быть интегрирован в глобальную систему — биеннале, музеи, фестивали. Он становится инвестиционно привлекательным в случае получения признания на международной арене»,— говорит госпожа Савина.

Немалую роль в процессе раскрутки художника, как и раньше, играет PR. «Если это профессиональная работа по раскрутке и продвижению художника, то она, безусловно, способствует росту узнаваемости и, соответственно, стоимости работ»,— отмечает госпожа Пушкина. Есть факторы, отрицательно влияющие на цену. Например, большое количество предыдущих перепродаж произведения искусства.

Опрошенные «Деньгами» эксперты предупреждают, что арт-инвестиции — всегда долгосрочные. Нет никакого смысла перепродавать купленное через год или два. «Нужно ждать пять-десять лет, при этом следить за происходящим на первичном и вторичном рынках искусства — на аукционах и ярмарках»,— советует госпожа Пушкина.

В вопросе инвестиций в искусство на первом месте стоит искусство, на втором — сами инвестиции. По словам господина Броше, это эмоциональная и интеллектуальная инвестиция.

«Смотрите на картину как на украшение вашего жилища и только потом как на источник дохода. Если вы хотите купить картину, которую не повесили бы у себя дома, лучше вложиться в ценные бумаги»,— советует господин Бальцер. «Даже если работа не вырастет в цене, она все равно будет дарить вам радость»,— добавляет госпожа Пушкина.

Чтобы инвестировать в искусство, нужно в нем разбираться. Если вы покупаете акции или облигации компании, вы следите за ее новостями и общей ситуацией на рынках. Так и в случае с картинами — необходимо постоянно смотреть на рынок — посещать выставки и ярмарки, общаться с экспертами и следить за новостями. Господин Броше советует ходить по музеям в разных странах, общаться с художниками, искусствоведами, чтобы понимать язык актуального искусства. Чтобы разбираться в искусстве прошлого, необходимо ходить в музеи, а для того чтобы понимать современное искусство — в галереи и на ярмарки, считает госпожа Пушкина.

Покупать картины можно напрямую у художников, в галереях или на аукционах. «Аукционы — это вторичный рынок, но зато работы уже обладают провенансом»,— отмечает госпожа Пушкина.

Господин Бальцер отдает предпочтение аукционам, отмечая, что галерея работает с каким-то конкретным направлением, выставляя 20-30 картин, у аукциона больше охват, сильнее развита маркетинговая составляющая; к тому же покупка на аукционе имеет спортивный характер.

В среднем комиссия с покупателя в аукционном доме составляет 25% и начинает снижаться после определенной суммы (у каждого аукционного дома она своя). А с продавца аукционный дом берет максимальные 12%, и эта комиссия тоже снижается в зависимости от значимости работы, а также от желания аукционного дома получить ее на торги.

Читать еще:  Российский фонд прямых инвестиций рфпи

Крупнейшие аукционные дома — это Christie’s, Sotheby’s и Phillips. Международный охват и отлаженная работа онлайн-платформ — вот главные их преимущества.

Выйти из инвестиции, то есть продать арт-объект, также можно разными способами. Если в приоритете оперативность и желание избежать публичной огласки, то оптимальный формат — это продажа через дилера. «Если вы решили выставить работу на аукцион, то при определенных условиях цена может вырасти, но придется ждать момента проведения конкретных торгов»,— говорит госпожа Пушкина.

Елена Курбацкая из Christie’s рассказывает, что желающие продать имеющиеся у них работы на аукционе сначала присылают по электронной почте ее изображение и информацию об этой работе. «Эти данные пересылаются в специальный департамент, где тщательно изучаются. Если мы беремся за продажу работы, то связываемся с клиентом для принятия решения о подходящих условиях. Оценочная стоимость каждой из работ определяется в индивидуальном порядке, исходя из анализа продаж аналогичных работ»,— добавляет госпожа Курбацкая.

Эксперты арт-рынка советуют инвесторам в искусство не чувствовать себя инвесторами, напоминая о том, что картина — это не просто вещь, это некоторый образ времени, его отражение.

Как вложить деньги в искусство

И что купить на 100 тысяч рублей

Привет, я маркетолог с дипломом искусствоведа. У меня есть 100 тысяч рублей, которые хочу вложить в искусство. Об этом мой сказ.

Как работают инвестиции в искусство

Суть инвестиций во что угодно — дешево купить и выгодно продать, заработать на разнице. Например, сегодня покупаешь картину художника за 10 тысяч рублей, ждешь десять лет, перепродаешь за 110 тысяч. Если всё сложилось, то доходность — 100% годовых.

Покупают искусство лично у художников, в галереях или на аукционах. Продают так же: лично, в галереях или на аукционах. В мире всегда есть люди, у которых есть ненужная картина; и всегда есть те, кому эта картина нужна. Если вы удачливы, чувствуете рынок и любите искусство, на этом можно зарабатывать.

Инвестиции в искусство высокорисковые: то, что вы сегодня купили за 10 тысяч, через десять лет может стоить как 100, так и 500, так и 5 тысяч. Купленная сегодня работа может оказаться подделкой. В отличие от банковских вкладов или облигаций, в искусстве нет никаких гарантий.

Есть три причины вкладываться в искусство

  1. Если вы покупаете работы ныне живых художников, вы помогаете им жить. История вас не запомнит, скорее всего, но зато вы сделаете доброе дело.
  2. Произведения искусства со временем могут расти в цене, причем на порядки.
  3. Если вы купили картину, которая вам нравится, но не смогли потом ее продать, то у вас, по крайней мере, останется картина, которая вам нравится. В отличие от акций разорившейся компании.

Откуда такие цены

При определении цены произведения оценивают не затраты на его создание. Картину не покупают по цене потраченной на нее краски и холста. Цена картины — это цена актива, который эта картина представляет. Актив — это имя художника, эпоха, уникальность или знаменитый владелец.

Цена актива зависит от того, насколько художник популярен, востребован, раскручен и признан. Вот как это работает:

Если вы купили плакат или фотографию, принцип не меняется: если эпохой интересуются, проводят выставки и активно продают аналоги, то и ваш актив растет в цене. Если интерес спадает или проходит мода —
цена падает.

Инвестиции в искусство — долгосрочные. Ждать серьезного изменения цены на современное искусство придется минимум 5 лет. Старое искусство меняется в цене еще медленней, причем не всегда растет.

Чтобы разобраться, во что сейчас выгодно вкладывать, я опросила знакомых, которые профессионально оценивают и продают искусство. Вот что они порекомендовали купить на 100 000 рублей.

Рынок искусства малопредсказуем: мы не можем рассчитать точную стоимость произведения.

Самые яркие произведения возникают на стыке эпох, перед революциями. Сейчас всё спокойно и такого «огня в глазах» нет.

Признак искусства, которое оставит след в истории, — это стремление художника найти новый путь к искусству будущего. Я бы выделил Илью Долгова и Дмитрия Каваргу.

Серия «Гербарий» продаётся в московский галерее XL, цена за 1 лист — 1100 €

Дмитрий Каварга работает в популярном жанре сайнс-арт: часто его объекты шевелятся, изображая живых существ, но эта стоит спокойно

Вложение в молодых — не только инвестиция, но и возможность остаться в истории как «коллекционер, который угадал». Молодые художники растут быстрее всего: посмотрите работы Анастасии Дрожкиной — она продает вещи и занимается внедрением современного искусства в классический музей.

Работы Анастасии Дрожкиной сейчас продаются только напрямую. «17. Страсть, которая нас объединяет». Из серии Vertebra. 180×150 см, печать на ткани. «13. Радуется после бури», из серии Vertebra. 77×68 см, печать на ткани

Набирает популярность Ольга Кройтор. Правда, она работает с идеями, а не с предметами, но можно купить ее видеоарт и фотофиксацию перфомансов.

В 2013 году похожая работа Ольги Кройтор была продана за 2500 €. Ольга сотрудничает с Artwin Gallery: в галерее сообщили, что ее работы за последние 3 года сильно выросли. В галерее сейчас нет ее работ по цене до 100 тысяч рублей

Не думаю, что кто-то из современных российских авторов будет стоить сотни тысяч евро.

Если по какой-то причине вы не хотите вкладываться в современное искусство, то есть еще два пути.

Первый — киноплакаты сороковых, пятидесятых и даже тридцатых годов. За 30—40 тысяч рублей вы купите плакат 1930 годов, а они сейчас растут в цене.

Второе — книги. Сейчас они резко упали в цене — самое время приобретать раритеты. Недавно были интересные предложения первых изданий Ахматовой, Мандельштама. Такие книги будут дорожать.

Киноафиши можно поискать в букинистических и антикварных магазинах
или на специализированных аукционах

Киноафиши можно поискать в букинистических и антикварных магазинах
или на специализированных аукционах

Первые издания ищите в букинистических магазинах или в «Доме антикварной книги» на Никитском

Первые издания ищите в букинистических магазинах или в «Доме антикварной книги» на Никитском

Лучше вложить эти деньги в акции «Теслы», «Фейсбука» или любой другой ИТ -компании.

В любой антиквариат — мебель, европейский фарфор — вкладываться точно не стоит: сейчас очень сильно упали цены и продать что угодно готов кто угодно.

Другое дело, если вы точно знаете, кому вы этот антиквариат продадите — фонду, музею. То есть вы должны владеть информацией о том, что сейчас нужно рынку. Нужно понимать, что если вы покупаете антикварный буфет, то это шопинг, а не инвестиция.

В кризис на антикварном рынке первой дешевеет мебель

Даже на знаменитых художников цены упали. Русских сезонов, когда нувориши скупали подчистую «Сотбис», больше нет, отделы русского искусства упразднили, а «русских» стали продавать в одном потоке с восточноевропейским искусством. За рубежом русское искусство никому не нужно.

Хотя, конечно, шедевры остаются шедеврами. Другой вопрос, что шедевр сам по себе не может стоить 100 000 рублей по нынешнему курсу. Никак не выйдет купить Кандинского за сотку.

Сто тысяч можно попробовать вложить в тиражное, но хорошее искусство. Лучше вложиться в металлическую тиражную скульптуру Елены Янсон-Манизер и Матвея Манизера, чем в дешевую живопись. Чугунная или алюминиевая скульптура стоит недорого, но по эстетическим характеристикам интереснее скульптуры из шпиатра и бронзы.

Неплохой вариант — молодые художники или фотография. Но это, на мой взгляд, история больше про эстетику, чем про деньги.

Чтобы удачно выбрать тиражное искусство, придется разобраться в эпохе

Чтобы удачно выбрать тиражное искусство, придется разобраться в эпохе

Запомните

  1. Ввязывайтесь в эту авантюру, только если действительно любите искусство.
  2. Искусство дорожает долго. Покупайте то, на что вам будет приятно смотреть.
  3. Вкладывайте свободные деньги. В искусстве нет гарантий роста цены.
  4. Разберитесь в трендах и читайте новости, чтобы выбирать перспективных из молодых художников и хорошее из старого искусства.

Консультанты: Ульяна Доброва, НИНЭ им. П. М. Третьякова, Ксения Подойницына, Галерея 21

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector