Robo6log.ru

Финансовый обозреватель
14 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Сталь китай инвестинг

Объем исходящих прямых инвестиций КНР продолжил снижаться

Объем зарубежных китайских инвестиций существенно переоценивается, даже в африканских странах он не является избыточным, учитывая размер китайской экономики, следует из расчетов экспертов вашингтонского Institute of International Finance. C 2016 года вложения сократились на 40%, в том числе за последний год — на 8%, до $110,6 млрд из-за действия капитальных ограничений, высокой долговой нагрузки и барьеров для входа на рынках стран-реципиентов.

Объем зарубежных китайских инвестиций существенно переоценен — даже в африканских странах он не является избыточным, учитывая размер китайской экономики и ее контрагентов, констатируют в IIF. Накопленный объем исходящих прямых иностранных инвестиций (ПИИ) по итогам 2018 года составил $2 трлн, однако если на ВВП страны приходится 15% от мирового, то доля ее прямых инвестиций составила всего 6%. Для сравнения: у США эти показатели — 24,2% и 20,9%, доля выше 5% от глобального объема накопленных инвестиций также у Нидерландов, Гонконга, Великобритании, Германии, Японии, Франции. По отношению к китайскому ВВП доля исходящих ПИИ в Китае также заметно ниже (15%), чем у развитых (53%) и даже развивающихся стран (в среднем 23%).

При этом с пика 2016 года ежегодный объем исходящих ПИИ сократился примерно на 40% — до $110,6 млрд в 2019 году (для сравнения: входящие ПИИ составили $137 млрд), годом ранее показатель составил $143 млрд. Это связано с уже высоким уровнем обязательств корпоративного сектора в КНР, капитальными ограничениями и барьерами входа на рынках стран—получателей инвестиций, поясняют в институте.

Всплеск такого спроса пришелся на период после финансового кризиса 2008–2009 годов, когда стоимость активов была заниженной, а потребности Китая в энергоресурсах и другом сырье резко увеличивались (страна ежегодно импортирует сырой нефти и железной руды примерно на $400 млрд, это составляет около четверти всего ввоза). Однако уже к 2018 году темпы роста энергопотребления в Китае замедлились до 3% в год (в 2004-м — 17%). В итоге теперь в структуре исходящих ПИИ на добычу и производство пришлось по 9%, тогда как на сектор услуг — 78% (34% — лизинг, 12% — торговля, 10% — ИТ-сервисы).

Как коронавирус подкосил инвестиции

Инвестиции в Африку действительно росли очень быстро, но с низкой базы, указывают в IIF. Сейчас их объем превышает $45 млрд, но они по-прежнему составляют лишь четверть от инвестиций в другие азиатские страны (статистика приводится за вычетом Гонконга, Каймановых и Виргинских островов) и примерно равны объему вложений в Австралию. Также китайские ПИИ в Африке по-прежнему ниже, чем у Великобритании, США, Франции и Нидерландов (из-за налоговых льгот страна удобна для финансовых сделок).

Помимо этого, растут вложения в рамках программы «Пояса и пути». На долю стран, участвующих в инициативе, теперь приходится 13,5% от общего объема китайских ПИИ (в 2016 году — 8,5%). Но в последние два года и здесь наблюдается стагнация — это происходит из-за снижения темпов роста общего объема вложений за рубеж, более жесткого контроля за тем, куда направляются средства, а также незначительного размера рынков принимающих стран и их растущей долговой нагрузки и геополитических рисков.

Сталь: цена фьючерса HRCc1 и график Masterforex-V

Сталь (английский — steel) – биржевой товар, цена на который формируется по итогам торгов на знаковых товарно-сырьевых и фьючерсных биржах.

График онлайн стали

Сталь торгуется физическим товаром или через различные финансовые инструменты. Как вид инвестиции, не так интересно, как вложения в драгоценные металлы – золото, серебро, платину, палладий. По этой причине покупка стали не является альтернативой вложениям в акции, облигации, паи ПИФов и прочие ценные бумаги. За сталью на биржу приходят представители крупного производственного бизнеса, которым она нужна как товар – для производства труб и прочей продукции.

При этом трейдеры отнюдь не лишены возможности получения профита на операциях со сталью. Если вы научились улавливать трендовые изменения, следите за скоплениями крупных ордеров, понимаете, как отражаются на бирже новости, зарабатывайте, вкладываясь во фьючерсы, опционы и CFD.

Биржевая единица измерения стали

Цену стали на бирже указывают в USD (доллары США) за 1 тонну или в валюте страны, в которой находится биржа, например, в рупиях (INR) на Мультитоварной бирже Индии, юанях (CNY) на Даляньской товарной бирже и т.д. Сталь не имеет проб, как драгоценные металлы. Для облегчения задачи покупателям биржа обязывает продавцов поставлять на рынок товар, соответствующий обозначенным критериям.

Параметры лота и минимального контракта выставляет биржа. Они также зависят от типа товара (рулонная сталь, лом и т.д.). Например, на бирже CME рулонная сталь торгуется лотами по 20 тонн, а стальной лом на LME – лотами по 10 тонн.

Цена стали

На стоимость стали оказывают влияние такие факторы:

  • объемы производства (при уменьшении добычи цена растет, так как создается дефицит товара);
  • рыночный спрос (при падении спроса понижается цена, так как формируется переизбыток товара на рынке);
  • биржевая ситуация (спекулятивные сделки, новостной фон и др.);
  • срок фьючерсных поставок (контракты с длительным сроком могут иметь дисконт).

Цена рулонной стали на американской бирже в этом десятилетии претерпела немало взлетов и падений:

  • от $405 1 мая 2010 до $880 1 марта 2011;
  • от $376 1 ноября 2015 до $920 1 мая 2018.

На 05.09.2019 года тонна рулонной стали торгуется по $560.

Динамику изменения цены рулонной стали и стального лома смотрите на графиках ниже.

Инвестирование в сталь

Трейдеры и инвесторы инвестируют в сталь через:

  • фьючерсы;
  • опционы,
  • CFD,
  • индексы;
  • ETF;
  • акции компаний по производству стали на фондовых биржах.

Сфера применения стали

Сталь – это продукт переработки железной руды. Являет собой сплав железа с углеродом и другими веществами. Сталь с высоким содержанием углерода (0,6-2,4%) называется углеродистой.

На производство стали уходит почти 80% всей перерабатываемой железной руды.

Сталь используется в производстве инструментов, конструкций, машинного и прочего оборудования, автомобилей, кораблей, труб и многого другого.

Лидеры производства стали по странам

Крупнейшим производителем стали в разрезе стран является Китай, на долю которого приходится более 50% всей выплавки! Россия расположилась в первой десятке.

ТОП-10 стран-производителей стали (за 2018 год):

  1. Китай – 928,3 млн. тонн.
  2. Индия – 106,5 млн. тонн.
  3. Япония – 104,3 млн. тонн.
  4. США – 86,7 млн. тонн.
  5. Южная Корея – 72,5 млн. тонн.
  6. Россия – 71,7 млн. тонн.
  7. Германия – 42,4 млн. тонн.
  8. Турция – 37,3 млн. тонн.
  9. Бразилия – 34,7 млн. тонн.
  10. Иран – 25 млн. тонн.

  1. Украина – 21,1 млн. тонн.
  2. Казахстан – 4,6 млн. тонн.
  3. Беларусь – 2,5 млн. тонн.

Всего – 1,808 млрд. тонн.

Компании-лидеры производства стали

Сталь – основной продукт переработки железной руды. Ведущим производителем стали в мире является зарегистрированная в Люксембурге индийская компания ArcelorMittal, а по присутствию в десятке лидеров доминирует Китай – 6 из 10 компаний из Поднебесной.

Читать еще:  Как повысить инвестиционную привлекательность региона

ТОП-10 компаний-производителей стали (за 2018 год):

  1. ArcelorMittal – 96,4 млн. тонн. Акции можно приобрести на NYSE, Euronext, Люксембургской фондовой бирже.
  2. China Baowu Steel Group, Китай – 67,4 млн. тонн. Акции не торгуются, компания на 100% принадлежит правительству КНР.
  3. Nippon Steel, Япония – 49,2 млн. тонн. Акции торгуются на Токийской фондовой бирже.
  4. Hesteel Group, Китай – 46,8 млн. тонн. Акции на Шеньчженьской фондовой бирже.
  5. POSCO, Южная Корея – 42,9 млн. тонн. Акции на Корейской фондовой бирже.
  6. Jiangsu Shagang, Китай – 40,7 млн. тонн. Акции на Шеньчженьской фондовой бирже.
  7. Ansteel Group, Китай – 36,4 млн. тонн. Акции на Шеньчженьской фондовой бирже.
  8. JFE, Япония – 29,2 млн. тонн. Акции на Токийской фондовой бирже.
  9. Jianlong Steel, Китай – 27,9 млн. тонн. Частная компания, акции не торгуются в свободном обороте.
  10. Shougang, Китай – 27,4 млн. тонн. Госкомпания КНР, акции на бирже отсутствуют.

Всего – 1,808 млрд. тонн.

Крупнейшим российским производителем стали является Novolipetsk Steel. В 2018 году произведено 17,4 млн. тонн – 17-е место в мировом рейтинге. Акции торгуются на Московской бирже.

30-е место у Evraz (13 млн. тонн) – акции на Лондонской фондовой бирже, 31-е место у Магнитогорского металлургического комбината (12,7 млн. тонн), на 34-м месте «Северсталь» (12 млн. тонн). Акции ММК и «Северстали» торгуются на MOEX.

Крупнейшие экспортеры стали

ТОП-10 экспортеров стали (на 2017 год):

  1. Китай – 74,8 млн. тонн.
  2. Япония – 37,5 млн. тонн.
  3. Южная Корея – 31,4 млн. тонн.
  4. Россия – 31,1 млн. тонн.
  5. Германия – 26,4 млн. тонн.
  6. Италия – 18,2 млн. тонн.
  7. Бельгия – 18,1 млн. тонн.
  8. Турция – 16,6 млн. тонн.
  9. Индия – 16,3 млн. тонн.
  10. Бразилия – 15,3 млн. тонн.

Крупнейшие импортеры стали

ТОП-10 импортеров стали (на 2017 год):

  1. США – 35,4 млн. тонн.
  2. Германия – 27,1 млн. тонн.
  3. Италия – 20,1 млн. тонн.
  4. Южная Корея – 19,3 млн. тонн.
  5. Вьетнам – 16,2 млн. тонн.
  6. Турция – 15,6 млн. тонн.
  7. Франция – 15,1 млн. тонн.
  8. Таиланд – 14,5 млн. тонн.
  9. Бельгия – 14,1 млн. тонн.
  10. Китай – 13,9 млн. тонн.

Крупнейшие биржи по продаже стали и фьючерсов на них

Сталь продается физическим товаром или биржевыми инструментами – фьючерсами, бинарными опционами и др.

Цену формируют торги на ведущих товарных биржах:

  • ICE (США) – товарно-сырьевая биржа мира номер один,
  • LME (Великобритания) – ведущая мировая биржа по цветным и черным металлам,
  • Нью-Йоркская товарная биржа NYMEX (США),
  • Чикагская товарно-сырьевая биржа (США),
  • Dalian Commodity Exchange, DCE (Китай),
  • Multi Commodity Exchange, MCX (Индия).

ТОП российских бирж, торгующих фьючерсами металлов:

CFD на сталь

Трейдеры и инвесторы зарабатывают на стали с помощью CFD (Contract For Difference). Это покупка товара … без покупки товара. Это как? Все просто, покупая CFD, трейдеры покупают не нефтяную смесь Brent, WTI, природный газ (NG), никель, медь, алюминий, цинк, свинец, олово и другие товары. CFD – это, буквально, контракт на разницу цен. К тому же брокеры предлагают кредитное плечо, и теперь не нужно платить 100% стоимости лота – торговля стала доступной трейдерам с практически любым стартовым капиталом.

Подробная информация о «стальных» и других CFD у первого номера рейтинга брокеров Академии Masterforex-V компании Nord FX, и у других представителей высшей лиги: FIBO Group, Interactive Brokers, Finam (Финам), Fort Financial Services (FortFS), FXPro, Swissquote Bank SA, FOREX.com, FXCM, OANDA (Оанда), Alpari (Альпари), Dukascopy Bank SA, Saxo Bank.

Финансовые регуляторы на фьючерс и CFD стали

Для работы на финансовом рынке маркет-мейкеры, маклеры и биржи должны получить лицензию государственного финансового регулятора.

Финансовые регуляторы по странам: CySEC — на Кипре, FINMA — в Швейцарии, FCA — Великобритании, FI — в Швеции, PFSA — в Польше, CNMV в — Испании, ACPR и AMF — во Франции, BaFin — в Германии, FSAEE — в Эстонии, FCMC — в Латвии, MiFID (для всех стран Евросоюза), CFTC, NFA, SEC — в США, CSRC — в Китае, SEBI — в Индии, SFC — в Гонконге, MAS — в Сингапуре, FSCL — в Новой Зеландии, IFSC в Белизе, FSC — на Маврикии, FSB — в ЮАР, Botswana IFSC — в Ботсване, ASIC — в Австралии, Банк России, ФСФР — в России, ISA — в Израиле, CMB — в Турции, Dubai FSA — в Дубае, ОАЭ, Tadawul — в Саудовской Аравии, AFSA — в Казахстане, FinCom — в Китае, SET — в Таиланде, НКЦПФР — в Украине.

А как вы оцениваете перспективы инвестирования в сталь: насколько, по вашему мнению, привлекателен рынок? Оставьте, пожалуйста, свой отзыв в комментариях и поделитесь статьей в соцсетях.

С уважением, wiki Masterforex-V — курсы бесплатного (школьного) и профессионального обученияMasterforex-V для работы на форексе, фондовых, фьючерсных, товарных и криптовалютных биржах.

Как Китай обходит пошлины на сталь в США и Европе

Пока администрация президента США Дональда Трампа пытается ограничить импорт стали из Китая и ведет с ним торговые переговоры, его металлургические компании уже давно изменили стратегию. В последние годы они закрывают производство на родине и расширяют его за границей, получая миллиарды долларов финансирования от государственных банков и фондов.

В этом году Белый дом ввел 25%-ные импортные пошлины на сталь и 10%-ные – на алюминий: для Канады, Мексики и ЕС они действуют с 1 июня, для почти всех других стран с марта. Хотя сталь с зарубежных заводов китайских компаний тоже подпадает под эти ограничения, они намного меньше введенных ранее в США антидемпинговых пошлин на стальную продукцию из самого Китая, которые часто превышают 200%.

С чего все началось

Бум в стальной отрасли Китая начался на рубеже веков, когда Пекин стал поддерживать сектор, считая его ключевым для создания мощной экономики. Кризис 2008 г. вынудил правительство принять программу стимулирования экономики, включавшую строительство сотен новых металлургических заводов. В 2000-2013 гг. производство стали в Китае выросло в семь раз и на его долю стала приходиться половина мировых мощностей. Но к тому времени рост ВВП страны замедлился и местные производители наводнили мировые рынки и сбили цены. Средняя стоимость экспорта китайской стали снизилась примерно на 50% в 2011-2016 гг.

Правительства других стран ответили на это введением более 130 антидемпинговых пошлин на поставки китайских металлов, в основном стали. Из-за этого Пекин распорядился сократить в 2016-2020 гг. сталелитейные мощности на 150 млн т в год. Но в то же время в 2014 г. правительство приняло план по расширению производства за рубежом при поддержке государственных финансовых организаций.

Китайская металлургия переедет в Приморский край

Западные чиновники, аналитики и представители отрасли утверждают, что китайские производители получают миллиарды долларов господдержки на строительство и покупку заводов за границей через финансирование, предоставляемое China Development Bank, Bank of China, China Investment Corp., другими банками и фондами. «Китай просто перемещает целые промышленные кластеры в другие страны, и перепроизводство стали, алюминия, цемента, листового стекла и других товаров сохраняется, – говорит Тристан Кендердин из консалтинговой фирмы Future Risk. – Без государственных субсидий это все нецелесообразно с точки зрения спроса и предложения».

«Абсолютный нонсенс»

Китайские производители стали подписали соглашения о строительстве заводов в Малайзии, Пакистане, Индии и других странах. Ожидается, что в этом году китайский консорциум начнет строить на севере Бразилии один из крупнейших в мире металлургических заводов за $8 млрд. Это увеличит потенциал производства стали в Бразилии, хотя загрузка мощностей в местной отрасли не превышает 70%. «Это абсолютный нонсенс, учитывая все наши избыточные мощности», – говорит председатель Бразильского института стали Алешандре Лира.

Китайский труд стал дороже бразильского и мексиканского

Китайские компании также строят новые заводы в Индонезии. В прошлом году Tsingshan Group Holdings с помощью кредита на $570 млн от China Development Bank построила завод по выпуску нержавеющей стали мощностью 2 млн т в год, что составляет 4% мирового производства этого вида стали. По словам представителей отрасли и аналитиков, этот завод теперь сбивает цены на поставки из Азии в США. Поставки с этого завода, вероятно, убыточны для Tsingshan, считает Феррандис Торрес, финансовый директор ее конкурента Acerinox.

Tsingshan отказалась от комментариев. Сейчас она расширяет индонезийский завод, а Jiangsu Delong строит неподалеку еще один. Два этих проекта увеличат мощности по производству нержавеющей стали в мире на 9%, хотя отрасль и так работает далеко не на полную мощность, отмечает аналитик CRU Group Майкл Флинч.

Сербская гордость

Три года назад казалось, что металлургический комбинат возле городка Смедерево в Сербии ждет банкротство. Государственному заводу не хватало денег даже на покупку комплектующих и железной руды. Но теперь при новом владельце, китайской госкомпании Hesteel Group, производство достигло исторического максимума. Благодаря многомиллионному финансированию от китайских госбанков и инвестфондов завод увеличивает экспорт и начал поставлять сталь в США.

Представитель Hesteel отказался от комментариев, а министерство промышленности и информатизации КНР не ответило на запросы.

$70 млрд от Китая

На прошедших в выходные переговорах Китай предложил США увеличить закупки американских товаров на $70 млрд в первый год, но только если Вашингтон откажется вводить импортные пошлины на поставки из Китая на сумму $50 млрд. Об этом сообщила The Wall Street Journal со ссылкой на представителей китайской стороны, знающих о ходе переговоров. Лю Хэ, экономический советник председателя КНР Си Цзиньпина и вице-премьер госсовета, предложил министру торговли США Уилбуру Россу пакет мер, включающий увеличение закупок китайскими компаниями сельскохозяйственных и энергетических продуктов, включая соевые бобы, кукурузу, газ, нефть и уголь. Но Белый дом настаивает на сокращении дефицита в торговле с Китаем на $200 млрд (в 2017 г. он составил $375 млрд). Предложение китайцев не встретило поддержки в Вашингтоне, который намерен, как и планировал, ввести пошлины вскоре после 15 июня, чтобы с помощью такого давления сподвигнуть Китай на более значительные уступки.

Чудо произошло благодаря тому, что власти провинции Хэбэй начали искать инвестиционные возможности за рубежом для своей самой важной компании Hebei Iron & Steel Group (переименована в Hesteel в 2016 г.). Когда они обратились к правительству Сербии в 2014 г., оно сразу предложило завод «Железара Смедерево», который купило двумя годами ранее у U.S. Steel за $1. «Многие люди, особенно так называемые экономисты, хотели немедленно закрыть его», – говорит Боян Бойкович, отвечавший в правительстве за попытки продать завод.

Hesteel приобрела его примерно за $54 млн и пообещала инвестировать минимум $300 млн в течение трех лет. На церемонии подписания соглашения в июне 2016 г. присутствовал даже председатель КНР Си Цзиньпин, а председатель совета директоров Hesteel Ю Йон пообещал сделать завод «самым конкурентоспособным сталепроизводителем в Европе».

Согласно отчетности, операционный убыток завода составил $34 млн во втором полугодии 2016 г., данных за 2017 г. пока нет. «Все это часть огромной политической инициативы, – утверждает Маркус Таубе, профессор Mercator School of Management в Дуйсбурге. – [Китайцы] совершенно нечувствительны к убыткам».

Сейчас сербский завод Hesteel может беспошлинно экспортировать сталь в 28 стран ЕС. Он «напоминает нам троянского коня», признается Соня Налпантиду из ассоциации Eurofer, представляющей интересы производителей стали из ЕС. Также Hesteel поставляет сталь в США через швейцарского трейдера Duferco, в котором ей принадлежит 51% акций.

Несварение китайских инвестиций. Европу снова зальют миллиардами долларов и юаней?

Минувший 2018 год вполне может оказаться переломным в продвижении Китая к безоговорочному лидерству в мировой экономике. Пытаясь дополнить знаменитый слоган «Made in China» или «сделано в Китае» чем-то вроде «принадлежит Китаю», в Поднебесной, похоже, едва не переиграли сами себя. Нарвавшись на предельно жёсткую торговую войну с США, наследники великого кормчего Мао пока так и не сумели полноценно заменить американский рынок другими.

Особенно ярко это проявилось в резком снижении масштабов китайских инвестиций не только в США, но и в Западную Европу. При этом показательно, что для масштабной экономической экспансии в Россию особых препятствий по-прежнему не видно, если не считать редких выплесков «патриотизма» в отдельно избранных СМИ. Однако российский рынок, как выясняется, слишком мал, для того чтобы в полной мере удовлетворить аппетиты китайского бизнеса. Даже если он и тянет за собой всех членов ЕАЭС, а также и кого-то из примкнувших к ним.

А вот переориентироваться на Европу для китайских предпринимателей оказалось намного сложнее. Стремление ЕС, пусть и тщательно камуфлируемое, идти в фарватере ключевого союзника – США, пока оказывается сильнее погони за прибылями, которые обещает стратегическое партнёрство с КНР. Зато в коммунистическом Китае неплохо помнят один из постулатов Маркса, который называл экспорт денег самым выгодным из всех видов экспорта, и всегда стремились наращивать масштабы прямых инвестиций в наиболее развитые экономики мира.

Однако в 2018 году именно в этой сфере была отмечена весьма неприятная для Пекина тенденция. Стали падать китайские прямые инвестиции не только в США, что было вполне объяснимо в связи с беспардонным протекционизмом администрации Трампа, но и в страны ЕС. После рекордных 111 млрд долларов, которые китайские банки и компании инвестировали в страны Северной Америки и Европу в 2017 году, беспристрастная статистика отметила спад сразу до 30 млрд.

При этом инвестиции в США и Канаду упали с 31 до 8 млрд., причём спад начался раньше, ведь в 2016 году китайские вливания в североамериканские активы составили 48 млрд долларов. Но практически весь этот спад затронул исключительно США, а инвестиции в Канаду вообще выросли с 1,5 до 2,7 млрд. долларов. Именно это, как считают многие аналитики, вполне можно считать одной из причин жёстких мер в отношении китайской компании Huawei и её финансового директора.

Падение инвестиций в Европу началось чуть позже, так как ЕС никакой торговой войны Пекину вообще-то не объявлял. Впрочем, масштабы падения оказались тоже очень впечатляющими – если в 2017 году китайские инвестиции составили 80 млрд. долларов, то в 2018-м – всего 22,5 млрд. Эксперты обращают внимание на то, что именно в 2017 году пошла в зачёт покупка китайской компанией ChemChina швейцарской фирмы Syngenta, признанного лидера в сфере защиты растений и высококачественных семян. Цена этой сделки составила 43 млрд долларов, и если её не учитывать, то уровень падения составил не более 40 процентов.

Нельзя при этом не обратить внимания и на то, что вложения в крупнейшие и наиболее технологичные европейские экономики – германскую, французскую, испанскую и шведскую продолжали расти и в не самом удачном 2018 году. Неприятным сюрпризом для бизнес-элиты из Поднебесной стал тот факт, что общий негативный тренд проявился значительно раньше принятия Евросоюзом действительно жёстких мер против избыточного притока китайских капиталов.

Между прочим, Китай к тому времени успел и сам принять ряд мер по сдерживанию слишком активного инвестирования в иностранные активы. Среди прочего, речь шла и о прямых ограничениях на зарубежные сделки. Но ведь Европа приняла решение о контроле за прямыми иностранными инвестициями только осенью минувшего 2018 года, а вступило в силу оно фактически лишь в марте 2019-го. Механизм проверки согласован органами Евросоюза, и якобы не направлен на противодействие приобретению Китаем высокотехнологичных европейских компаний.

Однако практика свидетельствует, что усилия ЕС, похоже, предпринимаются именно в этом направлении. В комментариях к решению ЕС отмечается, что у европейских регуляторов нет намерения унифицировать или гармонизировать правовые нормы и национальные механизмы контроля над инвестициями. При этом в ЕС готовы более активно сотрудничать и обмениваться информацией… но не с другими странами, к примеру, с тем же Китаем, а между государствами-членами ЕС и Еврокомиссией.

Стоит ли удивляться тому, что китайский бизнес сегодня настолько обеспокоен снижением инвестиционной активности? И это в то время, как законодательство, позволяющее проверять иностранные инвестиции на предмет угрозы для общественного порядка и национальной безопасности, сейчас имеют менее половины стран ЕС. Что же будет с китайскими инвестициями в экономику ЕС, когда такими законами обзаведётся вся Европа?

В свою очередь, самих лидеров ЕС, похоже, больше волнует перспектива прямой кражи и заимствования европейских ноу-хау в самых различных областях, таких как фундаментальные исследования, атомная промышленность, фармацевтика, космос, транспорт, энергетика и телекоммуникации. Китайские фирмы слишком уж часто ловили за руку именно из-за этого.

Теперь же многие из китайских бизнес-структур внедряются, как прямые инвесторы даже в принадлежащие государствам ЕС или финансируемые ими предприятия, и могут заимствовать чуть ли не всё что угодно уже на правах акционеров. Угроза потери технологического лидерства становится для ЕС действительно опасной. Китайские приобретения в европейской стране, по мнению членов Еврокомиссии, не должны ставить под угрозу многочисленные общеевропейские программы и проекты или угрожать безопасности других государств-членов блока.

Ситуация с инвестициями во взаимоотношениях ЕС и Китая, можно сказать, парадоксальная, хотя это вообще-то мало кого смущает. Китайские компании абсолютно свободны в праве приобретать активы в Европе, в то время как доступ инвесторов из ЕС к китайскому рынку сильно ограничен местным правительством. Главное препятствие заключается в том, что европейские инвесторы должны не просто сотрудничать с китайскими партнерами, но и во многих случаях делиться с ними своими ноу-хау.

Начиная с 2005 года, по оценке аналитиков Bloomberg, китайские компании успели вложить в европейские высокотехнологичные отрасли около 24,7 млрд долларов. Однако в 2018 году инвестиции Китая в ЕС в этом секторе резко упали — до 200 млн с пикового уровня 12,5 млрд долларов двумя годами ранее. Отчасти это можно объяснить тем, что с недавних пор, точнее — за последние два года Германия, экономический лидер ЕС, кардинально изменила отношение притоку средств из КНР, и заблокировала сразу ряд китайских инвестиций в предприятия отрасли, которые считаются важными для национальной безопасности.

В стремлении преодолеть что-то вроде европейского инвестиционного вето, на старый континент оперативно отбыл китайский лидер Си Цзиньпин, совмещающий посты партийного генсека и председателя всей КНР. Он уже побывал в Италии и Франции, на очереди — Монако. В Риме напористый Си не стал играть в прятки и сразу дополнил вполне ожидаемый меморандум 29 соглашениями, среди которых нельзя не выделить то, которое фактически записывает Италию в число главных партнёров пекинского проекта «Пояс и путь».

Председатель Си Цзиньпин и премьер Джузеппе Конте продемонстрировали редкое по нынешним временам взаимопонимание

«Пояс и путь», больше известный либо как «Шёлковый путь», либо как «Один пояс – один путь», обещает Риму очень много и, что сейчас важнее — практически сразу. При сохранении лояльности это не только обновление инфраструктуры, но и присоединение к реализации всех глобальных китайских идей по части создания экономики будущего на базе платформы 5G. Той самой, которую и в Европе и в Северной Америке продвигает уже упомянутый IT-гигант Huawei.

К этому добавлены такие «мелочи», как торговля в масштабах Евразии и Африкой, реновация портов Италии, начиная с Генуи, Триеста и Венеции, свободная спутниковая связь и интернет-торговля по всей Адриатике, а также превращение Италии в форпост для европейского экспорта в большую часть завтрашнего мира. Характерно, что председателя Си нисколько не смутило активное сотрудничество Италии с Еврокомиссией в сфере взаимной координации деятельности по контролю над иностранными инвестициями.

Очевидно, именно поэтому итальянский премьер Джузеппе Конте и его коллеги по кабинету министров надеются, что китайские инвестиции помогут восстановить и обновить изношенную почти до предела инфраструктуру страны. По сообщениям СМИ уже стало известно, что Рим по горячим следам после визита Си Цзиньпина не замедлил выступить против расширения числа секторов, инвестиции в которые могут быть подвергнуты в Италии тщательным проверкам.

С французским лидером председатель Си встретился по-семейному. Пока не помогло

После итальянского «блицкрига» Си Цзиньпин во Франции особых успехов не добился, но это лишь подтверждает, что китайцам отныне во взаимоотношениях с Европой почти всегда придётся идти в обход. Как героям культового «Айболита-66» от Ролана Быкова. А насколько Франция готова идти на расширение сотрудничества с Китаем, станет понятно уже в ближайшие дни. Макрон ведь тоже может пойти в обход. В обход Германии, в обход ЕС в целом… Ведь у Франции с экономикой дела ненамного лучше, чем у Италии.

Ссылка на основную публикацию
ВсеИнструменты
Adblock
detector