Robo6log.ru

Финансовый обозреватель
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Закон о защите инвестиций

Путин подписал закон о защите и поощрении капвложений в России

Москва. 1 апреля. INTERFAX.RU — Президент Владимир Путин 1 апреля подписал закон, который вводит в России механизм заключения соглашений о защите и поощрении капиталовложений (СЗПК). Бизнес обязуется инвестировать определенные суммы (от 250 млн руб. до выше 10 млрд рублей) в проекты в обмен на неизменность налоговых и неналоговых условий работы.

Закон о СЗПК и законы-спутники, также подписанные главой государства, опубликованы на официальном портале раскрытия нормативно-правовых актов.

Письмо Белоусова

«Корнями» закон уходит в нашумевшую историю уже почти двухлетней давности с инициативой Андрея Белоусова, на тот момент помощника президента (ныне первый вице-премьер), по изъятию сверхприбылей у экспортоориентированных компаний ненефтегазовых секторов.

Идея трансформировалась в создание рабочей группы на площадке РСПП и правительства, где и обсуждались первые версии законопроекта о СЗПК. Судьба документа складывалась крайне непросто — его несколько раз переписывали, дважды рассматривали на правительственной комиссии по законопроектной деятельности, но так и не сумели внести в Госдуму в оговоренный президентским поручением срок (до конца весенней сессии 2019 года). В прошлом октябре его все же рассмотрели на заседании правительства и внесли в Госдуму, где он был принят в первом чтении в декабре. Однако уже тогда было понятно, что документ ждет серьезная переработка: его раскритиковал тот же РСПП, и Белоусов в декабре, еще как помощник президента, пообещал бизнесу серьезные поправки.

В итоге законопроект «по наследству» достался новому правительству, где работу над ним возглавил все тот же Белоусов: в феврале он провел целую серию совещаний по доработке документа. В результате законопроект перестал соответствовать своему неформальному названию «Инвестиционный кодекс», которое успело войти в лексикон чиновников. В обновленном виде документ регулирует исключительно соглашения о защите и поощрении капвложений.

Предмет регулирования закона теперь ограничен отношениями, возникающими в связи с осуществлением инвестиций на основании СЗПК.

В пояснительной записке Минфин констатировал, что «в связи с наличием полярных точек зрения и отсутствием консолидированной позиции в отношении общего инвестиционного режима» из законопроекта исключены требование об отложенном вступлении в силу нормативных правовых актов, ухудшающих условия ведения бизнеса; перечень мер господдержки и принципов их предоставления; положения о проведении финансово-инвестиционного аудита; единые условия стабилизации по СЗПК, концессионным соглашениям и соглашениям о ГЧП (государственно-частном партнерстве — ИФ); особенности участия публично-правовых образований в реализации публичных инвестиционных проектов; особенности осуществления деятельности иностранными инвесторами.

В окончательную версию закона не попали и требования к регулированию территорий с особым режимом осуществления предпринимательской деятельности (особые экономические зоны, территории опережающего социально-экономического развития и др.).

Стабилизационная оговорка

Закон с учетом проекта поправок предусматривает предоставление «стабилизационной оговорки» на основании СЗПК на срок 6, 15 или 20 лет при условии капвложений в объеме не менее 250 млн рублей (для проектов в сфере здравоохранения, образования, культуры, физкультуры и спорта), 500 млн рублей (для проектов в сфере цифровой экономики, экологии, сельского хозяйства), 1,5 млрд рублей (обрабатывающие производства) и 5 млрд рублей (остальные отрасли, за исключением игорного бизнеса, производства табачных изделий и алкогольной продукции, жидкого топлива, добычи нефти и газа).

В стабоговорку входят налоговые условия (по налогу на прибыль, на имущество, транспортному налогу, срокам уплаты и порядку возмещения НДС, новым налогам и сборам), условия землепользования и градостроительной деятельности. При инвестициях от 10 млрд рублей в нее также могут быть включены неналоговые платежи (на срок до 3 лет) и экспортные таможенные пошлины. Муниципалитеты смогут включать в стабоговорку земельный налог, отдельные акты в сфере землепользования и градостроительной деятельности.

При этом инвесторы в рамках соглашений о СЗПК получат возможность компенсации понесенных ими расходов на транспортную, энергетическую, социальную, коммунальную и цифровую инфраструктуру за счет вновь поступающих налогов от проекта.

«Инвестиционный навигатор»

Предусмотрено формирование электронного реестра мер господдержки — так называемого инвестиционного навигатора.

Два принципиальных элемента конструкции СЗПК: наличие у инвестора права, а не обязанности реализовать проект, а у РФ (или региона) — обязанности не применять изменяющие условия реализации проекта акты.

Право требовать от государства компенсации убытков или недополученных доходов будет возникать у инвесторов самых крупных проектов — с объемом капвложений от 300 млрд рублей. В свою очередь, государство сможет требовать компенсации убытков, если в проекте СЗПК были задействованы средства ФНБ, бюджетные инвестиции или госгарантии.

От «инвестиционного кодекса» полностью не отказались

Чиновники окончательно не отказались от идеи «инвестиционного кодекса». «Положения, не включенные в редакцию законопроекта с учетом проекта поправок, предлагается дополнительно проработать в более продолжительные сроки с развернутой дискуссией с инвестиционным и предпринимательским сообществом, регионами, банками и т.д. в рамках следующего этапа совершенствования инвестиционного законодательства РФ. По результатам формирования новой взаимосогласованной позиции будет предложено подготовить редакцию инвестиционного кодекса, систематизирующего все существующие формы и меры господдержки, а также договорные отношения между публичной и частной сторонами в этой сфере в целях создания дополнительных условий для развития инвестиционной деятельности, системности и ясности госполитики в инвестиционной сфере и предупреждения непредсказуемых и непрогнозируемых рисков бюджетов бюджетной системы и казны РФ», — резюмировал Минфин в пояснительной записке.

Читать еще:  Инвестиции учебник для вузов 2020

Закон вступает в силу со дня официального опубликования. При этом нормы о создании системы мониторинга и электронного реестра мер господдержки — так называемого инвестиционного навигатора — вступят в силу через год после официального опубликования.

К новым соглашениям о защите инвестиций предполагается допустить почти всех инвесторов

Правительственная дискуссия о соглашениях о поощрении и защите капиталовложений (СЗПК) в целом закончена. В Госдуму внесен пакет законопроектов о СЗПК, основывающийся на предложениях Минфина. Основные изменения от ранее заявленной схемы — в общем инвестрежиме изменение налогов (кроме НДС), сборов и других условий соглашения возможно не ранее чем через три года после подписания СЗПК. В крупных проектах могут гарантироваться тарифы и исполнение инвестпрограмм госмонополий. Наконец, государство может и само объявлять публичные инвестпроекты и привлекать в него инвесторов. Кто и как будет подписывать СЗПК с компаниями, будут обсуждать в Белом доме в ближайшие недели.

Законопроект «О защите и поощрении капиталовложений и развитии инвестиционной деятельности в РФ», а также три связанных проекта поправок к другим законам 1 ноября внесены правительством в Госдуму. Заместитель главы Минфина Андрей Иванов прокомментировал на брифинге в ведомстве основные положения проекта, который стал предметом компромисса между позицией разработчика (см. “Ъ” от 27 февраля), вице-премьера Дмитрия Козака (см. “Ъ” от 7 октября), Минэкономики и ряда других властных структур. Обсуждение финализировалось в Белом доме в закрытом режиме. Как и предполагал “Ъ”, итоговый вариант без системных изъятий объединил все подходы, в результате чего закон о СЗПК выглядит, по крайней мере на бумаге, одним из важнейших законопроектов последних лет. Если нормы, вложенные в него, будут работать, для части крупных инвесторов, готовых вкладывать в российскую юрисдикцию, его значение сложно будет переоценить, его предположительное влияние сравнимо с режимом СРП в РФ в 1990-х годах — за тем исключением, что в нефтегазовых проектах он не применяется (как и в финансовой сфере).

Соглашение в общем инвестрежиме защищает любого инвестора, подписавшего такой договор (от 5 млрд руб. в общем случае, от 1,5 млрд руб. инвестиций в промышленности, агросекторе и «цифровой экономике», есть общие лимиты стоимости такого проекта — 25 млрд руб. и 7 млрд руб.), от изменений в течение трех лет основных налогов (кроме НДС, однако защищенными будут условия возврата НДС), регуляторных актов, влияющих на его параметры, а также тарифов. Де-факто это успешная интеграция идеи Дмитрия Козака о продлении сроков регуляторных изменений, но даже в больших масштабах, чем он предлагал. В проектном же режиме (от 10 млрд руб. собственных инвестиций в проект стоимостью от 50 млрд руб.) условия фиксируются в СЗПК как в ранее предлагавшейся схеме Минфина — на 6 (15–20 при реинвестировании прибылей) лет. Мало того, по запросу инвестора СЗПК защищает в этом случае и «связанные» договоры, например с госмонополиями об их тарифах или их формуле, на три года — об исполнении инвестпрограмм госмонополий. Договоры заключаются до 2030 года, срок действия последнего — до 2050 года.

Кроме того, в СЗПК можно зафиксировать и параметры господдержки проекта, если он такую получает. Как и предлагалось ранее Минфином, нарушение государственными структурами обязательств влечет обязанность государства из бюджета покрыть убытки инвестора — это главный момент СЗПК. Новшество последней версии — публичные инвестпроекты: правительство или регион сами могут объявлять проекты, защищенные СЗПК, и привлекать в них инвесторов на объявленных условиях, в том числе с господдержкой, в инициативном порядке. СЗПК могут заключать и уже действующие компании, и SPV, и иностранцы через «дочек» в РФ.

Почему Дмитрий Козак предлагает оплачивать все регуляторные убытки, Минфин — только часть

Идея Минфина о финансово-инвестиционном аудите проектов (Минфином) как обязательном условии-«ключе» для подписания СЗПК снята как обязательная, но осталась как необходимая для оценки расходов бюджетной системы и как способ оценить необходимость реализации проекта в этой форме. Аудит для проектов может быть поручен ВЭБ.РФ, РФПИ, другим структурам. Реестр СЗПК ведет Федеральное казначейство. Меры господдержки, в том числе применяемые в СЗПК, систематизирует Минэкономики. Проект предусматривает возможность вложений в рамках СЗПК в госинфраструктуру самим инвестором с зачетом налогов проекта.

Например, декларации о том, что режим деятельности иноинвесторов не может быть хуже национального, о том, что участие публично-правовых образований в публичных инвестпроектах допускается, если нет возможности найти негосударственного инвестора, о принципе «минимизации госучастия в реализации инвестпроектов». Оценить значение таких норм, которых в проекте много, можно только на практике.

Правительство будет разгонять экономический рост, не прекращая дискуссий

Минфину законом не дан запрашивавшийся ранее статус «одного окна» при подписании СЗПК. Некрупные СЗПК, гарантируемые региональным бюджетом в рамках его полномочий, подписывает губернатор или уполномоченный им чиновник, крупные — лицо, уполномоченное правительством. По данным “Ъ”, в ноябре-октябре правительство намерено определить порядок предоставления таких полномочий. Скорее всего, на эту роль будут претендовать Минфин как «нейтральная» и не распределяющая господдержку структура, Минэкономики, отраслевые министерства в своей сфере, возможно — профильные вице-премьеры или премьер-министр, возможна и комиссионная форма обсуждения СЗПК, и отдельные постановления правительства в каждом случае. Этот принципиальный для распределения правительством властных полномочий в отношениях с бизнесом (несмотря на то что по закону не заключить СЗПК с инвестором при его желании относительно сложно) вопрос должен быть решен до конца года.

Читать еще:  Инвестиционная привлекательность книги

Закон о защите инвесторов может привести к коллапсу на рынке концессий и ГЧП

«Так инвестпроекты не делают», – прокомментировал президент Сбербанка Герман Греф главное требование законопроекта «О защите и поощрении капиталовложений» – вкладывать собственные инвестиции в уставный капитал или имущество. Но именно так государство пытается стимулировать бизнес вкладываться в экономику.

Законопроект о защите и поощрении капиталовложений Минфин разрабатывал почти два года. Но пока проект, который должен защищать инвестиции, создает дополнительные риски. Больше всего бизнес боится, что внедрение принципов законопроекта приведет к остановке уже запущенных концессий и проектов ГЧП, а новые соглашения заключаться не будут. К 2024 г., по прогнозам InfraOne, число соглашений о ГЧП и концессиях может вырасти в 3 раза, а инвестиции в них – до 1,8 трлн руб.

Необходимо вывести нормы законов о ГЧП и концессиях из-под действия законопроекта, призывают эксперты. Иначе появятся финансовые риски для уже запущенных инфраструктурных проектов, предупреждали банкиры и инвесторы на обсуждении проекта в аналитическом центре при правительстве. Возможность применять существующие механизмы инвестиций – концессии и ГЧП – ограничена законопроектом, говорилось и в презентации Сбербанка (представлена на парламентских слушаниях проекта).

Законопроект вводит общее регулирование всех инвестпроектов и его нормы будут применяться к любым концессиям и проектам ГЧП.

Но это влечет серьезные риски. По законопроекту для участия в инвестпроекте государство должно заранее определить такие расходы, но в концессиях и ГЧП-проектах это невозможно: выплаты часто предполагаются только при наступлении определенных условий, например необходимости компенсации минимального гарантированного дохода или расходов при особых обстоятельствах, обращают внимание юристы юрфирмы VegasLex в заключении на законопроект («Ведомости» ознакомились с копией, подлинность подтвердил сотрудник компании). Но по законопроекту для получения таких выплат нужно пройти новое согласование и соблюсти критерии. Кроме того, в концессиях выплаты происходят не единовременно, а постепенно, но по новому законопроекту государство сможет отказать в согласовании очередного платежа даже из-за неправильной заявки, это может привести к дефолту проекта и банкротству частного партнера, пишет VegasLex.

Юристов беспокоит и то, что государство сможет участвовать в инвестиционных проектах, только когда инвестор не может реализовать проект сам, пишут юристы VegasLex, это сделает невозможным реализацию многих, в том числе крупных, транспортных концессий. А ключевое требование проекта – суммы собственных инвестиций в проект – и вовсе сложно выполнить: так, к ним не будут относиться акционерные займы. То есть спонсоры не смогут профинансировать концессионера с помощью акционерных займов, предупреждает старший юрист Herberth Smith Freehills Яна Иванова.

Еще одна претензия – срок действия соглашений о защите инвестиций: даже для самых крупных проектов он ограничен 20 годами. Есть риск, что инвестиции просто не окупятся за это время, пишут юристы VegasLex, но тогда инвестор рискует оказаться без господдержки.

Соглашения о защите инвестиций не смогут заменить концессии, уверена управляющий партнер «Пионеров ГЧП» Дарья Годунова, в них слишком много ограничений. Процедуры подписания соглашений нечеткие, продолжает она, это лишь новый инструмент, пока не готовый к использованию. В таком виде он приведет к коллапсу на рынке, заключает Годунова.

Решить проблему можно несколькими способами – полностью исключить применение законопроекта к концессиям и ГЧП. Либо четко разграничить сферу применения закона о защите инвестиций – он не должен применяться к концессионным проектам, говорит Иванова. Газпромбанк предлагает вывести из-под действия законопроекта лишь все заключенные до его вступления в силу концессии, при этом предоставить приоритет закону о ГЧП и концессиях над новым законопроектом, если между ними есть противоречия.

Представитель Минфина не ответил на запросы «Ведомостей».

Закон о защите инвестиций для самых богатых

В экономику, где правила игры меняются по нескольку раз в год, вкладываются только спекулянты. России нужны другие, серьёзные инвесторы – и она их получит

В экономику, где правила игры меняются по нескольку раз в год, вкладываются только спекулянты. России нужны другие, серьёзные инвесторы – и она их получит

Конкуренция – двигатель законотворчества

Долгожданный закон о защите и поощрении капиталовложений в России, кажется, наконец-то будет принят. Вообще говоря, без «дедушкиной оговорки» невозможно функционирование сколько-нибудь устойчивой экономики, но у нас, у России, как обычно – особый путь. В преддверии 2020 года оппозиция торжествует, вспоминая «план Путина» 2008-го, предрекавший нам за 12 лет рост доходов на 70% (в реальности спад на 5%), и надо сказать, основания для торжества у неё есть.

Читать еще:  Куда можно инвестировать небольшую денежную сумму

Но поставленные цели и не могли быть выполнены, поскольку основа роста экономики в целом и доходов населения в частности – бизнес, а правила игры для него ежегодно меняются по нескольку раз. И только теперь мы дозрели до того, что для человека или организации, вложившей средства в нашу с вами экономику, правила должны быть стабильны. Это и называется Grandfather clause – защита инвестора от каких-либо неожиданностей. Государство может принимать любые законы, менять налоги, придумывать поборы, но инвестор находится в «тихой гавани», он работает по тем правилам, которые существовали на момент вложения денег.

Справедливо? Безусловно. Почему тянули? Как минимум потому, что в десятых годах налоги (пошлины, акцизы, сборы, взносы – у Антона Силуанова есть толстый словарь синонимов) на бизнес в России повысились практически в два раза. При наличии закона о защите вложений эти повышения не касались бы заметного числа предприятий, а значит не удалось бы так сильно раздуть госбюджет для перераспределения его в пользу карманных бизнесменов.

Фото: Atstock Productions / Shutterstock.com

И вот теперь, когда налоговая реформа считается законченной, Минфин наконец выкатил свой законопроект, который раньше сам же и придерживал. Кассиры всея Руси, наверное, потянули бы ещё пару лет, но вмешался вице-премьер Дмитрий Козак, под руководством которого был подготовлен альтернативный законопроект «О поощрении и развитии частной инвестиционной деятельности». Конкуренция – и впрямь двигатель прогресса: не прошло и месяца с публикации варианта Козака, как силуановские тихоходы наконец доставили свой манускрипт в Госдуму. С его текстом можно ознакомиться на парламентском сайте.

Серьёзное обсуждение 139-страничного законопроекта, уже получившего название «Инвестиционный кодекс», ещё предстоит, хотя сомневаться в итогах думского голосования не приходится.

Суть проекта

Законопроект не действует для финансовой и сырьевой сферы. В первой есть мегарегулятор, который не хочет терять возможность творить беспредел, а вторая обеспечивает основной приток валюты в страну и должна иметь возможность гибко реагировать на экономическую конъюнктуру.

В остальном же законопроект гарантирует любого крупного инвестора, подписавшего соответствующее соглашение с государством, от каких-либо изменений налогов, тарифов, правил в течение трёх или шести лет (схожие правила уже действуют на территориях опережающего развития). Исключение – НДС, но его вроде бы трогать не собираются, к тому же условия возврата НДС также защищены. Можно также зафиксировать в соглашении параметры государственной поддержки, если таковая присутствует. Более того, в случае нарушения соглашения чиновниками государство несёт ответственность перед инвесторами, и оно обязано покрыть их убытки. Такие вещи у нас очень не любят прописывать в законах.

Недостатки проекта

Почему же тогда этот проект так сильно критикуют?

По двум основным причинам.

Во-первых, он устанавливает очень высокую входную планку: под трёхлетнюю защиту попадают инвестиции в общем случае от 5 млрд руб., в некоторых – от 1,5 млрд; под шестилетнюю – от 10 млрд собственных инвестиций в проект, оцениваемый не менее чем в 50 млрд. При реинвестировании прибылей сроки действия соглашения могут быть существенно продлены.

Фото: E.O. / Shutterstock.com

Всё это хорошо, но число лиц или организаций, способных единовременно вложить 5 миллиардов (ну хорошо, в промышленности полтора миллиарда), у нас очень невелико. Более мелкий бизнес остаётся незащищённым от государственного волюнтаризма.

Во-вторых, материальная ответственность государства – сущность столь же полезная, сколь и коррупциогенная. Нарисовать некоему инвестору убыток, чтобы потом компенсировать его из бюджета – схема очень вкусная, не хуже насквозь дырявого возврата НДС, которому мы обязаны санкциями по «делу Магнитского».

Значит ли это, что закон нужно отклонять?

Нет, он всё равно необходим. Возможно даже, депутаты не смогут (не захотят) сразу снизить условия входа в соглашения о защите инвестиций, но через какое-то время необходимость изменений всё равно станет очевидной. А гораздо проще внести изменения в работающий закон, чем заново принимать его с нуля.

Да, чиновники Минфина писали этот закон, скорее всего, в интересах отдельных компаний, и мы можем догадаться, каких именно. Да, надо будет строго следить за попытками каких-то компенсаций из бюджета. Но гарантированно стабильные хотя бы на три года условия игры – это начало хорошего пути, при котором Россия станет стабильной не на словах, а по сути. Когда мы смело сможем начинать свой бизнес, зная, что способны просчитать его на несколько лет вперёд, ибо правила меняться не будут.

До «оговорки» дожили, слава Богу. Следующим этапом должны быть жёсткие антирейдерские законы. И тогда Россия, может быть, снова станет страной промышленников и купцов, а не гвардейцев и чиновников. И ни у кого уже не будет повода торжествовать по поводу неудач стратегий нашего развития.

Ссылка на основную публикацию
ВсеИнструменты
Adblock
detector