Robo6log.ru

Финансовый обозреватель
2 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Совпадение должника и кредитора

Статья 413. Прекращение обязательства совпадением должника и кредитора в одном лице

Обязательство прекращается совпадением должника и кредитора в одном лице, если иное не установлено законом или не вытекает из существа обязательства.

Комментарий к ст. 413 ГК РФ

1. Обязательственное правоотношение предполагает наличность двух субъектов — кредитора и должника. Совпадение их в одном лице (конфузия) делает бессмысленным существование субъективного права и корреспондирующей ему обязанности, а потому при наступлении подобных обстоятельств обязательство прекращается.

2. Конфузия имеет место в случае универсального правопреемства (наследование, реорганизация юридических лиц в форме слияния или присоединения), результатом которого является переход к должнику корреспондирующего его долгу субъективного права либо, наоборот, переход к кредитору противостоящей его требованию обязанности.

Совпадение может явиться следствием сингулярного правопреемства — уступки кредитором своему должнику права требования к последнему.

В качестве основания конфузии может также выступать переход к должнику имущества, являющегося предметом обязательства. Так, продажа до истечения срока договора аренды арендуемой вещи арендатору прекращает его обязанность по внесению им арендной платы.

3. Не является конфузией совпадение в одном лице одноранговых обязанностей (например, при наследовании солидарному кредитору другим солидарным кредитором или солидарным должником другому солидарному должнику), а равно совпадение основного долга и акцессорного обязательства (например, при наследовании поручителем основному должнику или основным должником поручителю) (подробнее см.: Крашенинников Е.А. Тезисы к проблеме конфузии // Очерки по торговому праву. Ярославль, 2001. Вып. 8. С. 69; Грачев В.В. Совпадение вексельного кредитора и вексельного должника в одном лице // Очерки по торговому праву. Ярославль, 2005. Вып. 12. С. 78 — 80).

Судебная практика по статье 413 ГК РФ

Удовлетворяя иск, суды руководствовались статьями 209, 301 — 305, 329, 352, 413, 539 Гражданского кодекса Российской Федерации, Федеральным законом от 02.10.2007 N 229-ФЗ «Об исполнительном производстве» и, исследовав и оценив представленные по делу доказательства по правилам статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, пришли к выводу о том, что спорное имущество принадлежит на праве собственности обществу, которое не является стороной исполнительного производства, а у банка (должник) отсутствуют права требования, вытекающие из договора залога (ипотеки) ввиду уступки этих прав иным лицам.

Довод, заявленный МВД России, ГУ МВД России о том, что финансирование пенсионного органа и заявителей осуществляется из одного источника — федерального бюджета, что дает основания для применения статьи 413 Гражданского кодекса Российской Федерации, оценивался судом кассационной инстанции и правомерно отклонен.

Принимая обжалуемые судебные акты, суды, руководствуясь положениями статей 290, 309, 413, 616 Гражданского кодекса Российской Федерации, статей 36, 39, 158 Жилищного кодекса Российской Федерации, разъяснениями, изложенными в постановлении Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 17.11.2011 N 73 «Об отдельных вопросах практики применения правил Гражданского кодекса Российской Федерации о договоре аренды», исследовав и оценив в порядке статьи 71 АПК РФ представленные в дело доказательства, приняв во внимание обстоятельства, установленные при рассмотрении дел N А53-15922/2014, А53-28208/2014, не усмотрели оснований для удовлетворения иска.

КОНСТИТУЦИОННЫХ ПРАВ СТАТЬЕЙ 413 ГРАЖДАНСКОГО КОДЕКСА
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей А.И. Бойцова, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, С.М. Казанцева, С.Д. Князева, А.Н. Кокотова, Л.О. Красавчиковой, С.П. Маврина, Н.В. Мельникова, Ю.Д. Рудкина, О.С. Хохряковой, В.Г. Ярославцева,

Как разъяснено в пункте 26 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 17.11.2011 N 73 «Об отдельных вопросах практики применения правил Гражданского кодекса Российской Федерации о договоре аренды», согласно части 1 статьи 16 Закона N 189-ФЗ, части 1 статьи 36 Жилищного кодекса Российской Федерации, собственникам помещений в многоквартирном доме принадлежит на праве общей долевой собственности земельный участок с элементами озеленения и благоустройства, на котором расположен многоквартирный дом и иные входящие в состав такого дома объекты недвижимого имущества; с момента регистрации права собственности первого лица на любое из помещений в многоквартирном доме соответствующий земельный участок поступает в долевую собственность собственников помещений в многоквартирном доме, а договор аренды этого участка прекращается на основании статьи 413 ГК РФ независимо от того, в частной или в публичной собственности находился переданный в аренду земельный участок.

Читать еще:  В третью очередь удовлетворяются требования кредиторов

Суды не учли, что поскольку Общество создано в порядке приватизации государственного имущества в соответствии с Законом N 178-ФЗ, спорный земельный участок включен в состав подлежащего приватизации имущественного комплекса Предприятия и передан Обществу по передаточному акту от 27.10.2017, истец именно с даты его государственной регистрации в качестве юридического лица (01.12.2017) стал собственником земельного участка, а не с даты государственной регистрации перехода права собственности на участок. Ввиду того, что с 01.12.2017 договор аренды в силу статьи 413 ГК РФ прекратил свое действие, Управление Росимущества должно вернуть истцу ошибочно внесенную за период после 01.12.2017 арендную плату.

Ввиду того, что с 01.12.2017 договор аренды в силу статьи 413 ГК РФ прекратил свое действие, Управление Росимущества должно вернуть истцу ошибочно внесенную за период после 01.12.2017 арендную плату.
Принимая во внимание изложенное, Судебная коллегия считает, что решение от 03.08.2018 и постановление апелляционного суда от 06.11.2018 приняты с существенным нарушением норм материального права, поэтому указанные судебные акты на основании части 1 статьи 291.11 АПК РФ подлежат отмене, а дело — направлению на новое рассмотрение в арбитражный суд первой инстанции, поскольку суды не исследовали документы, представленные истцом в подтверждение внесения им арендной платы за декабрь 2017 года, не проверяли расчет неосновательного обогащения.

Суды первой и апелляционной инстанций, исследовав и оценив по правилам статьи 71 АПК РФ представленные в материалы дела доказательства, руководствуясь статьями 8, 413, 420, 421, 450, 451 Гражданского кодекса Российской Федерации, статьями 39.6, 39.8 Земельного кодекса Российской Федерации (далее — ЗК РФ), разъяснениями, приведенными в пунктах 4.1, 4.2, 26 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 17.11.2011 N 73 «Об отдельных вопросах практики правил Гражданского кодекса Российской Федерации о договоре аренды», пункте 31 информационного письма Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 11.01.2002 N 66 «Обзор практики разрешения споров, связанных в арендой», приняв во внимание обстоятельства, установленные арбитражными судами при рассмотрении дел N А78-380/2015, А78-341/2016, пришли к выводу об отсутствии оснований для удовлетворения иска.

Апелляционный суд, с которым согласился окружной суд, руководствуясь статьями 15, 16, 413, 1069 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — ГК РФ), приняв во внимание обстоятельства, установленные арбитражными судами при рассмотрении дела N А53-32059/2016, разъяснениями, приведенными в пункте 26 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 17.11.2011 N 73 «Об отдельных вопросах практики применения правил Гражданского кодекса Российской Федерации о договоре аренды», пришел к выводу об отсутствии у суда первой инстанции законных оснований для взыскания с Администрации убытков в виде внесенной Обществом арендной платы по договору аренды и неустойки.

Удовлетворяя иск, суды руководствовались статьями 10, 334, 337, 341, 348, 349, 350, 413, 819 Гражданского кодекса Российской Федерации, Федеральным законом от 16.07.1998 N 102-ФЗ «Об ипотеке (залоге недвижимости)» и, исследовав и оценив представленные по делу доказательства по правилам статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, пришли к выводу о доказанности ненадлежащего исполнения третьим лицом (заемщик) своих обязательств по соглашению об открытии кредитной линии, обеспеченных залогом (ипотекой) имущества общества (залогодатель), и об обоснованности требования банка (залогодержатель) об обращении взыскания на заложенное имущество. Отказывая во встречном иске, суды указали на недоказанность обществом совпадения в одном лице должника и кредитора по кредитному обязательству, на которое ответчик ссылался в обоснование своего требования.

Читать еще:  Кредиторская задолженность формула расчета

Удовлетворяя иск, суды руководствовались статьями 10, 334, 337, 341, 348, 349, 350, 413, 819 Гражданского кодекса Российской Федерации, Федеральным законом от 16.07.1998 N 102-ФЗ «Об ипотеке (залоге недвижимости)» и, исследовав и оценив представленные по делу доказательства по правилам статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, пришли к выводу о доказанности материалами дела ненадлежащего исполнения третьим лицом (заемщик) своих обязательств по соглашению об открытии кредитной линии, обеспеченных залогом (ипотекой) имущества общества (залогодатель), и об обоснованности требования банка (залогодержатель) об обращении взыскания на заложенное имущество. Отказывая во встречном иске, суды указали на недоказанность обществом совпадения в одном лице должника и кредитора по кредитному обязательству, на которое ответчик ссылался в обоснование своего требования.

Возможно ли совпадение должника и кредитора в одном лице?

При оформлении финансовой сделки согласно законодательству участниками являются кредитор и заемщик. Это совершенно разные представители. Ними могут быть обычные граждане либо юридические лица. При банкротстве заемщика совпадение должника и кредитора в одном лице практически невозможно. Но существуют ситуации, когда обе стороны являются одним и тем же человеком. Рассмотрим подробнее, когда происходит такое совпадение.

Когда лица должника и кредитора совпадают?

Совпадение должника и кредитора в одном лице называют конфузией. Она наступает, когда обязанности от должника переходят к кредитору на основе универсального правопреемства. Конфузия возможна, если к должнику перешли права, корреспондирующие долговым обязательствам. К таким ситуациям относят:

  • наследственные отношения;
  • реорганизация фирмы посредством присоединения либо слияния;
  • осуществление сделок с ценными бумагами.

Совпадение возникает, если должник получил право от кредитора по уступке . Оно допускается, если должник получил все права на залоговое имущество либо имущество является предметом других обязательств. К подобным ситуациям также относят:

  • приобретение арендатором имущества по окончанию срока аренды;
  • замену прав аренды земли на долевую собственность с целью застройки.

Совпадение невозможно

Конфузия не допускается для ситуаций по алиментным обязательствам и по компенсации ущерба здоровью и жизни. К ней не принадлежат ситуации, когда совпадают обязательства, принадлежащие к одному рангу. Примером таких случаев является передача обязанностей кредитора другому кредитору либо должника должнику.

Что происходит вследствие конфузии?

Совпадение должника и кредитора в одном лице прекращает обязательство между сторонами. Выполнение условий юридически невозможно из-за фактического отсутствия второй стороны по данному обязательству. Исключениям являются ситуации, когда из сущности обязательства вытекает иное.

При совпадении не допускается новация – внесение изменений в действующее обязательство. Вследствие конфузии старое обязательство теряет свою силу, поэтому и новация так же становится недействительной. Когда кредитор и должник совпадают в одном лице, человек освобождается обязанностей при условии, что права третьих лиц не нарушены.

Конфузия на практике

К частному случаю совпадения должника и кредитора в одном лице относят наступление страхового риска во время ДТП, в которое попали два автомобиля одного предприятия. И виновная сторона, и пострадавший, работают в данной компании. Долговая обязанность в этом случае прекращается. Чтобы возместить убытки, владелец транспортных средств имеет право взыскать с участников ДТП только возмещение убытков. Выплаты по ОСАГО и КАСКО не осуществляются из-за отсутствия объекта страхования вследствие конфузии.

Чаще всего, ссылаясь на положения в законодательстве о совпадении, отказывают также в выплате страховки супругам, если в возникновении страхового случая виноват один из них. В обеих ситуациях суды становятся на сторону страховой компании, утверждая, что законодательство на данные случаи не распространяется.

Следует помнить, что при совпадении должника и кредитора в одном лице часто возникают перед ответчиком налоговые обязательства. Незнание законодательства и обязанностей не освобождает от выполнения налоговых последствий. Из-за несовершенства законодательства сложности возникают при слиянии двух компаний, одна из которых должник, вторая – ее кредитор. Чтобы избежать неожиданных сюрпризов вследствие конфузии, рекомендуется проконсультироваться с юристом о возможных последствиях такого совпадения.

Читать еще:  Википедия кредиторская задолженность

Совпадение должника и кредитора при присоединения

Ситуации, когда присоединяют должника к другой компании, не редки. Какой порядок налогообложения в этой ситуации? Подробности — в статье.

Требования законодательства

Согласно статье 413 Гражданского кодекса обязательство прекращается совпадением должника и кредитора в одном лице, если иное не установлено законом или не вытекает из существа обязательства.

Пункт 18 статьи 250 Налогового кодекса позволяет учесть во внереализационных доходах кредиторскую задолженность, списанную в связи с истечением срока исковой давности или по другим основаниям, за исключением указанных в данной норме случаев. Относится ли к таким основаниям совпадение кредитора и должника в одном лице, Налоговый кодекс РФ не разъясняет.

Позиция контролирующих органов

По рассматриваемому вопросу существует две точки зрения Минфина России.

Первая точка зрения

Согласно первой точке зрения непогашенная задолженность присоединяемой организации перед присоединяющей организацией не признается доходом присоединяющей организации для целей налогообложения прибыли организаций.

Минфин учитывает положения пункта 3 статьи 251 Налогового кодекса, а также то, что присоединяющая организация не получает экономической выгоды.

Такая точка зрения была высказана Минфином России в письмах от 14 июля 2015 г. № 03-03-06/40294, от 16 марта 2015 г. № 03-03-06/1/13736.

В письме от 25 декабря 2017 г. № 03-03-06/1/86255 Минфин России разъяснил свою позицию и насчет займа. Он указал, что при наличии долгового обязательства присоединяемой организации перед присоединяющей организацией по договору займа до присоединения, при применении положений статей главы 25 Налогового кодекса следует учитывать следующее.

На основании подпункта 10 пункта 1 статьи 251 и пункта 12 статьи 270 Налогового кодекса суммы основного долга по долговому обязательству не включаются в расчет по налогу на прибыль как у кредитора, так и у должника.

В силу пункта 4 статьи 328 Налогового кодекса основанием для начисления и признания налогоплательщиком доходов (расходов) в виде процентов по долговому обязательству является действующее долговое обязательство.

Согласно статье 413 Гражданского кодекса обязательство прекращается совпадением должника и кредитора в одном лице, если иное не установлено законом.

Поэтому суммы непогашенной задолженности по договору займа у присоединяемой организации перед присоединяющей организацией, образовавшиеся до присоединения, доходами (расходами) для налога на прибыль не признаются.

Вторая точка зрения

Согласно второй точке зрения, высказанной ранее Минфин России в письме от 07 октября 2009 г. № 03-03-06/1/655, при совпадении должника и кредитора в одном лице обязательство по уплате кредиторской задолженности прекращается. Поэтому налогоплательщик, к которому осуществляется присоединение, учитывает эту задолженность в составе внереализационных доходов.

Аналогичные выводы содержит письмо УФНС России по г. Москве от 07 апреля 2009 г. № 16-15/033044.

Судебная практика

Аналогичной позиции придерживаются и судебные органы. Например, в постановлении ФАС Центрального округа от 23 марта 2012 г. по делу № А35-1973/2011 (Определением ВАС РФ от 19 июля 2012 г. № ВАС-9155/12 отказано в передаче данного дела в Президиум ВАС РФ).

Суд отметил, что в такой ситуации нужно руководствоваться Методическими указаниями по формированию бухгалтерской отчетности при осуществлении реорганизации организаций, утвержденными Приказом Минфина России от 20 мая 2003 г. № 44н.

В Методических указаниях указано, что задолженность должна быть отражена в заключительных балансах присоединяющей и присоединяемой организаций. Во вступительный баланс общества после его реорганизации эти суммы включать не нужно. Следовательно, отсутствует основание для признания кредиторской задолженности в качестве внереализационного дохода.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector